Михаил Кобзарёв (itsitizen) wrote,
Михаил Кобзарёв
itsitizen

Categories:

Рамочный марксизм -II.

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Рамочный марксизм -II.
.


Ну, почему… Почему я должен так жить?
Господи, за что? Почему бы…
Я, человек с высшим образованием, должен таится,
приспосабливаться, выкручиваться.
Почему я не могу жить свободно, открыто?
Ой, когда это всё кончится?


Итак, операция обмена позволяет установить эквивалентность или неэквивалентность меновых ценностей качественно различных товаров и услуг.

Более того, благодаря делимости многих экономических объектов и статистическому характеру возникающего отношения эквивалентности, можно установить шкалу относительной ценности различных объектов, упорядочив их либо по отношению к (делимому) эталону, либо просто путем записи соотношений обмена между ними.

Разумеется, шкала относительных ценностей также имеет статистический характер и, в частности, зависит от времени и места производимых обменов.

Мы видим, таким образом, что и потребительная, и меновая ценности объектов зависят от многих обстоятельств – свойств самих объектов, культуры, уровня знаний и так далее, то есть, представляют собой социальный феномен.   Если обратиться, например, к рынку недвижимости, мы легко установим, два абсолютно одинаковых дома могут иметь очень разные потребительную и  меновую ценности, если один из которых смотрит на мусорную свалку, другой на берег живописной реки.

Маркс рассматривает становление меновой ценности в историческом аспекте: изначально обмены, по Марксу, совершаются редко, поэтому говорить о возникновении меновой ценности, как социального явления не приходится. Такую форму меновой ценности Маркс называет простой или отдельной.

Однако, как только, однако, один какой-нибудь продукт труда, например скот, начинает обмениваться на другие продукты не в виде исключения, а постоянно, то меновая эквивалентность товаров и услуг обретает социальный смысл. Такую форму меновой ценности, Маркс называет полной, или развернутой.

Если меновая ценность становится полной, какой-либо из объектов может стать эталоном ценности: меновая ценность любого из объектов будет сравниваться с этим этим эталоном. Такая ценность становится всеобщей.

Тут есть несколько ключевых проблем.

Как мы отмечали, для конкретного человека, субъективно, меновая ценность объекта есть его потребительная ценность исключительно как предмета обмена. Но  потребительная ценность объекта очевидно шире его меновой ценности. Обмен – есть форма взаимодействия как минимум двух субъектов, тогда как как отдельно взятый субъект, удовлетворяя свои потребности, может взаимодействовать непосредственно с неживой природой, которая субъектом не является. Поэтому, обмен должен рассматриваться только в качестве одного из возможных способов определения и измерения ценности экономических объектов. Так, например, иная форма – это присвоение природы в самом широком смысле.

Возникает  вопрос: «В каком соотношении между собой находятся ценности, определяемые разными способами?» - Ответ Маркса на этот вопрос состоит в следующем: меновая ценность носит общественный  и, следовательно, не зависящий от сознания отдельного субъекта объективный характер и, таким образом, является объективной мерой ценности объектов вообще. (Чрезвычайно важно все время подчеркивать, что экономическими объектами являются не только (как часто думают) материальные предметы, но и вообще все, что обладает меновой стоимостью, например, услуги и, таким образом, труд как таковой.)

Еще одна проблема, связанная с обменом товарами и услугам состоит в том, что нужно ответить на вопрос: почему вообще данные субъекты - участники обмена - имеют право обмениваться данными объектами? –Этот вопрос выводит нас на крайне сложную и ключевую для политэкономии проблему права собственности.

Третья проблема, ключевая для марксизма – это вопрос о происхождении ценности экономических объектов.

Ответ марксизма состоит в следующем: меновой ценностью становятся объекты, созданные трудом человека не для личного потребления, а для обмена. Поэтому источником меновой ценности является человеческий труд. Почему не природа? Потому что, прежде чем обмениваться, человек должен как минимум присвоить природные явления – то есть совершить некое действие, потрудиться, а уже потом обмениваться продуктами труда.

Это позиция – одно из наиболее  часто критикуемых буржуазными философами положений марксизма. Это естественно: если источником меновой ценности прямо или косвенно является труд, то присвоение меновых ценностей ценностей не по труду является грабежом того, кто труд практически совершил.

Обычный способ «опровержения» утверждения  Маркса о трудовой природе меновой ценности состоит в том, что «ценность» идентифицируется с «ценой», затем рассматриваются механизмы формирования цены... и этим ограничиваются, вопрос о происхождении самой меновой ценности оставляя вне рамок анализа. Разумеется, такой «локальный» подход, игнорирующий происхождение меновой ценности как таковой – это  упрощение, имеющее целью скрыть механизмы обмана тех, кто эти ценности произвел.

Перечисленные три вопроса, абсолютно принципиальны и должны быть внимательно обдуманы и проанализированы.
Tags: Марксизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments