January 5th, 2014

Джон Форбс Нэш-младший

Страсти по «Острову»


Помню "нашумевший" фильм "Остров", вышедший на экраны в 2006 году. Помню, как мне было противно его смотреть: пришибленный главный герой, явно "больной на всю голову". Помню мракобесную выдумку, как очередной "юродиевый иллюзионист" лечит "душевные" болезни, т.е., творит "чудеса Иисуса".
И помню свое состояние души, когда досмотрел фильм до конца - отвращение к очередному религиозному "ширпотребу" от мракобесного "художника кинематографа".

И вот встретил случайно содержательную критику этого очередного "унылого г...", которым кишит наш современный кинематограф. Делюсь.

Уставшая от сериалов и блокбастеров высококультурная общественность, как утопающий за соломинку, схватилась за фильм Павла Лунгина «Остров». Восторженные комментарии сводятся примерно к следующему: «вот оно, настоящее кино, воспитывающее своего зрителя, дающее ему высокий моральный образец».
Для тех, кто фильма не видел, перескажем кратко его содержание. В 1942 году где-то на севере фашисты захватывают советскую баржу с углем. На барже два человека - матрос и капитан. И вот молодой матрос, чтобы спасти свою жизнь, соглашается расстрелять капитана, после чего коварные фашисты оставляют матроса на заминированной барже. Происходит страшный взрыв, но матрос остается жив, и его выносит на остров, где его подбирают монахи расположенного там монастыря. Дальше действие переносится в 76 год. Все эти годы матрос активно каялся, вымаливал у бога прощение, жил в монастырской котельной, где спал прямо на куче угля, тачку с которым он возит на протяжении всего фильма. От такой праведной жизни у него открываются чудесные способности целителя, и он становится известным старцем, к которому со всех концов едут люди за помощью. И вот однажды к нему приезжает адмирал исцелить сумасшедшую дочь. Адмирал оказывается тем самым капитаном с баржи. Вышло так, что тогда, в 42-ом он был только ранен и тоже выжил. Старец изгоняет беса из адмиральской дочки. Между ним и адмиралом происходит откровенный разговор. Адмирал говорит, что давно простил молодого матроса. В конце фильма прощеный старец с легкой душой ложится в гроб и спокойно умирает.
Такие вот кипят страсти. Добропорядочные граждане умиляются и роняют слезу, а после просмотра выходят внутренне очищенные и буквально светящиеся благодатью, готовые прощать и целовать врагов своих. Того и гляди, запоют «аллилуйя». Остается только, чтобы всё население страны, включая высших бюрократов и олигархов, в воспитательных целях посмотрело это кино. Тогда заживем мы все по другому, ибо люди увидят, как нужно себя вести и настанет всеобщая благодать. Представляете, приезжает Путин в колонию к Ходорковскому, обнимает того и говорит: «Прости, не прав я был к тебе, выходи на волю и нефть свою обратно забирай». А тот ему: «И ты прости, злоумышлял я против тебя недоброе. А нефть мне больше не нужна. Давай ее вернем народу». Расчувствовавшийся и излишне впечатлительный человек может нафантазировать после просмотра «Острова» и не такое.
Молитесь люди, обнимайтесь, прощайте друг друга, и все у вас будет хорошо. Главное, молитесь искренне, и любое преступление вам простится – такова нехитрая мораль фильма.
Как тут не вспомнить классическое: «Религия – опиум для народа». Мы живем в мире, где все богатства принадлежат кучке богачей, а миллиарды людей находятся в нищете или у самой ее грани. Экономика, основанная на частной собственности, работает на прибыль, на мамону, порождая борьбу всех со всеми, войны, кризисы, безработицу, духовную ифизическую деградацию человека и по самой своей природе не может быть другой. А значит, любое голое морализаторство, любые попытки перевоспитать мир, не изменив его материальную основу, являются обманом, тем самым опиумом.
Обманом, причем довольно примитивным, является и фильм «Остров». Это не трудно понять, внимательнее посмотрев на главного героя, сыгранного бывшим музыкантом и, похоже, психически не вполне нормальным человеком Петром Мамоновым. Итак, кто же он – человек, предлагаемый нам в качестве морального образца? Ясно, что он не только убийца, но еще предатель и дезертир. На дворе, напомню, только 42-й год. Еще воевать и воевать.
Если человек чувствует раскаяние, то почему бы ему не пойти и не сдаться властям, почему бы не попроситься в штрафбат, где можно кровью смыть грехи, и потом честно смотреть в глаза людям, если останешься живой. Но моральный образец, так растрогавший духовностью высококультурную общественность, собственной шкурой рисковать не хочет, предпочитая тридцать лет в безопасности молиться и возить тачку с углем.
Если бы в 70-х годах органы безопасности раскрыли историю «святого старца», то в газетах написали бы примерно следующее: «тридцать лет под видом монаха скрывался предатель и военный преступник, расстрелявший по приказу фашистов своего товарища, но ему не удалось уйти от заслуженной кары советского народа». И это был бы не только официальный вердикт. Предателем и преступником он совершенно заслуженно и являлся бы в глазах советских людей.
Герой Мамонова почему-то чувствует вину только перед расстрелянным капитаном баржи, но совершенно не чувствует никакой вины перед народом и Родиной, которые он предал. А ведь в действительности он виноват не только перед расстрелянным товарищем, но и перед всеми, кто воевал, работал в тылу, восстанавливал страну после разрухи. Социалистический общественный строй обеспечил потрясающее народное единство. Никто не шиковал в тылу, и не зарабатывал на войне миллионы, каждый нес свою долю. В условиях такого единения – дезертир и предатель виноват перед всеми. Все сражались, а он уклонился.
Кстати, очевидно этой особенности социалистической системы не понимают создатели фильма, которые свое, воспитанное капитализмом отношение к войне и Родине, как бы само собой переносят в советское время. Например, американский солдат в Ираке, ради спасения жизни расстрелявший товарища, может не чувствовать вины перед страной, пославшей его на войну. Ведь пока он воюет, громадное количество его соотечественников жируют, кое-кто прямо делает деньги на войне, а он вынужден брать в руки автомат только потому, что родился в бедной семье, и у него не было других шансов чего-нибудь добиться в жизни. Он, живущий в обществе, где каждый сам за себя, имеет право сказать «пошли вы к черту» и спасать свою жизнь. Но, автоматически перенося подобный чисто буржуазный тип сознания на советских людей, создатели фильма занимаются еще и клеветой на нашу историю. Не надо мазать СССР присущей именно капитализму грязью.
История знает много настоящих примеров проявления высоты и силы человеческого духа. Массовый героизм советского народа в годы войны – не пустая выдумка, а реальный факт. Но настоящие герои опасны для нынешних хозяев жизни, поэтому нам и подсовывают моральных уродов, желая, чтобы мы прыгали от восторга. Давайте не будем этого делать.

----------------------------------
Автор: Д.Якушев (стр. 133 по гиперссылке)
На книгу попал ЗДЕСЬ
Но дадим высказаться и другой стороне

Надо признать, что в кинематографе православная тематика не находится на должном месте, и причин тому достаточно, как объективных, так и сугубо субъективных.
Collapse )

Прочитать полностью эту рецензию можно по ссылке.


Итак, по мнению религиозной критики "художники все еще не могут освоить возможности кинематографа, превращая его то в проповедническую кафедру"... для проповедования ЧЕГО или КОГО?

Правильно, душевно больных с "творчеством высшего порядка", бормочущих что-то невнятное, ибо что может бормотать, скажем шизофреник в период обострения болезни, и воздействуя на эмоции, а именно вызывая жалость к душевно больному человеку, оправдывать предательство, списывая на "вымоленное прощение у бога" т.е. то, что в здоровом, атеистическом (понимай умном) обществе никому бы и в голову не пришло. Ибо больных психически - в психбольницу на лечение, предателей - на нары.


Но в чем же "истинная православность православных"?...



Ах да... это же "нападки на веру нашу" промычит с амвона очередной мракобес...

А по сути очередное мерзостное лицедейство: бабло - это и есть "истинная истина" для поповщины. Но поскольку бабло в "клюве" должен приносить ДОБРОВОЛЬНО оболваненный плебс, в качестве "пожертвований", то для его окучивания и должны существовать "художники, освоившие возможности кинематографа, превращая его в проповедническую кафедру"...


Нет? Давайте послушаем еще одно "высокодуховное лицо"

Воистину, "известно, что лучшей проповедью православной жизни является личное поведение православных людей"...

Если известный художественный герой раньше мечтал лишь о "свечном заводике", то современный "носитель истинной веры" вырос "духовно" и не прочь, видимо, обзавестись и ликеро-водочным... Все же падает в одну копилку...