August 31st, 2014

Джордж Карлин

Продукты перестройки...

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Продукты перестройки...
.




Ввел единицу интенсивности промывки мозгов: 1 Bullshit.©


Уважаемый Сергей Леонидович, помогите пожалуйста перечислить основные отличия "коммунизма"(имеется ввиду советский строй времён Сталина) от фашизма.

Вопрос возник в связи с тем, что это отличие чувствуется больше интуитивно, а формализовать его строго не получается.
Книга "Коммунизм и фашизм: братья или враги?" вопрос не прояснила.

Пример диалога(Я против С):

Я: " В СА в приказном порядке запрещалось насилие против мирных граждан, а в немецкой изнасилование русской женщины даже не являлось проступком."
- С: "в СА насиловали очень много немок(друг деда рассказывал)"
Я: "В НА были части СС, которые твори зверства"
-С: "НКВД было не менее жестоко, чем СС, да ещё и к своим"
Я: "Фашисты зомбировали массы и манипулировали их сознанием"
-С: "В СССР также через пропаганду манипулировали сознанием масс"
Я: "Фашисты строили концлагеря"
-С: "Сталинские лагеря были не лучше, да ещё и против своих"
Я: "Советская идеология провозглашала нравственные ценности и не дискриминировала другие народы и человеческую личность"
-С: "Чекисты действовали безнравственно, хотя у них и не было это закреплено идеологией или уставом, но они порождение советской системы"

Поэтому, хотелось бы тезисно:

1. У Фашистов были концлагеря и они отличались от Сталинских по коренным признакам:
а),б),в)...
2. Пропаганда в СССР отличалась от фашистской:
а),б),в)...

Примечание: этот же вопрос я задал С.Г.Кара-Мурзе, но он пока не ответил.

Заранее благодарю!


++++++++++++++++++++++++++++++++

Ну что тут сказать? - Федорова, Венедиктова и иже с ними, я бы с удовольствием и безо всяких моральных страданий пристрелил бы собственной рукой. За изнасилование мозга населения России, не только немок.

В чем качественное отличие коммунизма и нацизма? - Странно, что приходится это объяснять, за очевидностью, но да бог с ним.

Итак:

Коммунизм - это общественное устройство в котором признается только один вид неравенства людей: люди труда - то есть те, кто получает исключительно трудовой доход, - не равны ворам в широком смысле - то есть тем, кто имеет доход, полученный нетрудовым путем. Все.Никаких иных форм неравенства людей коммунисты не признают.

Только одно: труженик - вору не ровня.

Нацизм - это общественное устройство, при котором вор и труженик равны, потому что принадлежат одному и тому же "правильному" этносу. И мало того, что равны, они равны в своем праве грабить другие, "низшие", этносы. Вообще весь смысл любой эксплуататорской идеологии, включая религию и нацизм в том и состоит, чтобы убедить дураков в том, что: "Неважно, что он - вор, а ты - вол. Важно что вы одной крови, одной религии, Важно, что вы "свои""

Я не знаю, что вообще тут можно найти общего?

Что касается лагерей.

1. Никаких "СВОИХ" коммунисты в лагеря не сажали. "В лагерях сидели свои" только с расистской точки зрения. Воры, бандиты и их пособники коммунистам НЕ СВОИ вне зависимости от их этнической и религиозной принадлежности. ПРЕСТУПНОСТЬ ИМЕЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ГРАЖДАНСТВО ТОЛЬКО ДЛЯ НАЦИСТОВ.

2. Условия в Сталинских лагерях были ИДЕАЛЬНЫМИ. Даже по данным оголтелого либерала Вишневского, смертность в СОВЕТСКИХ лагерях до войны не превышала 2-2.5%.

И это при том, что средняя продолжительность жизни в СССР в 1939 году составляла 42 года (не падайте в обморок: это наследие французской булки - в 1917 году она составляла 32 года), а в лагерях сидели в основном люди старше 20 лет. По сопоставимым когортам, смертность в "сталинских лагерях" была НИЖЕ, чем на свободе и была сопоставима со среднеевропейкой смертностью. Трудные годы были 1942 и 1943, когда по максимальной оценке смертность в лагерях составляла 20%. Однако для сравнения: смертность в когорте моего отца - мужчин 1923 года рождения в эти годы составила 97%. Попросту, из всего поколения отца выжило 3%. Война, однако.

Лучшее доказательство - Солженицын, предпочел организовать политический самострел и отправиться в лагеря, чем проявлять заботу о русских в действующей армии.

3. Никаких доказательств того, кроме перестроечной художественной литературы, что НКВД было столь же жестоко как были доказано жестоки нацисты - не существует в природе: пепел умерших в советских лагерях и даже расстрелянных, не использовался в СССР в качестве удобрений, из кожи заключенных не изготавливались абажуры для высших чиновников, не варили мыла из жира заключенных. По крайней мере, ничего сверх того, что употреблялось в Абу-Грейб и употребляется в Гуантанамо в XXI веке зафиксировано не было никем. Но и подобные эксцессы не закреплялись законом, а служили предметом самого серьезного разбирательства и осуждения.

3. Полагаю, анализ современной западной антироссийской пропаганды задает некий эталон интенсивности промывки мозгов. Если интенсивность промывки мозгов BBC  (Bullshit Broadcasting Corporation) принять 1 BS (bullshit)? советская пропаганда по интенсивности никогда не превышала нескольких миллибулшитов, тогда как украинская, например, зашкаливает за сотню.

PS. Завтра продолжение марксизма.
Джордж Карлин

Рамочный марксизм -II.

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Рамочный марксизм -II.
.


Ну, почему… Почему я должен так жить?
Господи, за что? Почему бы…
Я, человек с высшим образованием, должен таится,
приспосабливаться, выкручиваться.
Почему я не могу жить свободно, открыто?
Ой, когда это всё кончится?


Итак, операция обмена позволяет установить эквивалентность или неэквивалентность меновых ценностей качественно различных товаров и услуг.

Более того, благодаря делимости многих экономических объектов и статистическому характеру возникающего отношения эквивалентности, можно установить шкалу относительной ценности различных объектов, упорядочив их либо по отношению к (делимому) эталону, либо просто путем записи соотношений обмена между ними.

Разумеется, шкала относительных ценностей также имеет статистический характер и, в частности, зависит от времени и места производимых обменов.

Мы видим, таким образом, что и потребительная, и меновая ценности объектов зависят от многих обстоятельств – свойств самих объектов, культуры, уровня знаний и так далее, то есть, представляют собой социальный феномен.   Если обратиться, например, к рынку недвижимости, мы легко установим, два абсолютно одинаковых дома могут иметь очень разные потребительную и  меновую ценности, если один из которых смотрит на мусорную свалку, другой на берег живописной реки.

Маркс рассматривает становление меновой ценности в историческом аспекте: изначально обмены, по Марксу, совершаются редко, поэтому говорить о возникновении меновой ценности, как социального явления не приходится. Такую форму меновой ценности Маркс называет простой или отдельной.

Однако, как только, однако, один какой-нибудь продукт труда, например скот, начинает обмениваться на другие продукты не в виде исключения, а постоянно, то меновая эквивалентность товаров и услуг обретает социальный смысл. Такую форму меновой ценности, Маркс называет полной, или развернутой.

Если меновая ценность становится полной, какой-либо из объектов может стать эталоном ценности: меновая ценность любого из объектов будет сравниваться с этим этим эталоном. Такая ценность становится всеобщей.

Тут есть несколько ключевых проблем.

Как мы отмечали, для конкретного человека, субъективно, меновая ценность объекта есть его потребительная ценность исключительно как предмета обмена. Но  потребительная ценность объекта очевидно шире его меновой ценности. Обмен – есть форма взаимодействия как минимум двух субъектов, тогда как как отдельно взятый субъект, удовлетворяя свои потребности, может взаимодействовать непосредственно с неживой природой, которая субъектом не является. Поэтому, обмен должен рассматриваться только в качестве одного из возможных способов определения и измерения ценности экономических объектов. Так, например, иная форма – это присвоение природы в самом широком смысле.

Возникает  вопрос: «В каком соотношении между собой находятся ценности, определяемые разными способами?» - Ответ Маркса на этот вопрос состоит в следующем: меновая ценность носит общественный  и, следовательно, не зависящий от сознания отдельного субъекта объективный характер и, таким образом, является объективной мерой ценности объектов вообще. (Чрезвычайно важно все время подчеркивать, что экономическими объектами являются не только (как часто думают) материальные предметы, но и вообще все, что обладает меновой стоимостью, например, услуги и, таким образом, труд как таковой.)

Еще одна проблема, связанная с обменом товарами и услугам состоит в том, что нужно ответить на вопрос: почему вообще данные субъекты - участники обмена - имеют право обмениваться данными объектами? –Этот вопрос выводит нас на крайне сложную и ключевую для политэкономии проблему права собственности.

Третья проблема, ключевая для марксизма – это вопрос о происхождении ценности экономических объектов.

Ответ марксизма состоит в следующем: меновой ценностью становятся объекты, созданные трудом человека не для личного потребления, а для обмена. Поэтому источником меновой ценности является человеческий труд. Почему не природа? Потому что, прежде чем обмениваться, человек должен как минимум присвоить природные явления – то есть совершить некое действие, потрудиться, а уже потом обмениваться продуктами труда.

Это позиция – одно из наиболее  часто критикуемых буржуазными философами положений марксизма. Это естественно: если источником меновой ценности прямо или косвенно является труд, то присвоение меновых ценностей ценностей не по труду является грабежом того, кто труд практически совершил.

Обычный способ «опровержения» утверждения  Маркса о трудовой природе меновой ценности состоит в том, что «ценность» идентифицируется с «ценой», затем рассматриваются механизмы формирования цены... и этим ограничиваются, вопрос о происхождении самой меновой ценности оставляя вне рамок анализа. Разумеется, такой «локальный» подход, игнорирующий происхождение меновой ценности как таковой – это  упрощение, имеющее целью скрыть механизмы обмана тех, кто эти ценности произвел.

Перечисленные три вопроса, абсолютно принципиальны и должны быть внимательно обдуманы и проанализированы.