August 24th, 2015

Джордж Карлин

О "научпопе"...

Мы великая энергетическая держава.
Д.А. Медведев







Жанр, который мы потеряли

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

В начале лета в московском магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация двух изданий. Книга Андрея Ваганова («Жанр, который мы потеряли. Очерк истории отечественной научно-популярной литературы») посвящена истории развития в России научно-популярной литературы или, как он сокращённо называет её, «научпопа». О том, зачем нужна научно-популярная литература и как сделать её доходчивой, рассказывается в книге одного из активных творцов этого жанра Карла Левитина («Научная журналистика как составная часть знаний и умений любого учёного»), изданной после смерти автора. Состоявшаяся презентация не была обычным потоком восхвалений представленных книг, а превратилась в продолжительную и содержательную дискуссию о значении научно-популярной литературы, её развитии в прошлом и падении в нынешние годы. Почему же эта тема вдруг захватила внимание авторов книг и участников состоявшейся дискуссии?

Collapse )

----------------------------------------------------
P|S

Статья написана три года назад. Но актуальность ее  не то, чтобы уменьшилась, но заметно возросла с той поры.
Прибавим к описанным в статье негативным явлениям еще и клерикализацию общества, набравшую стремительные обороты с той поры, и мы болучим картину еще более  пессиместическую, если не сказать беспросветную.
Джордж Карлин

"Народный контроль" импортозамещения





Я с детства писал для себя стишки. Они прямо лезли изнутри, само все перло из меня. Что удивительно — всегда в рифму. Сами собой слова складывались. Даже сочинение в рифму написал однажды. Училка чуть не умерла от стресса. Всем потом читала, бегала по школе, пятерку поставила.
Я с шестнадцати лет на кладбище. Тогда работать могильщиком было выгодно, трупов было больше: стреляли, резали, убивали — мы получали много на руки и делили поровну на всех. Помню, был год 89–90-й, и у моего шефа была белая «Волга». Он ничего не делал, просто приезжал на кладбище на этой своей «Волге», смотрел на нас, говорил: «Ну че, негры, денег заработали?» И я думал: «Вот человек! Живет в свое удовольствие!» Это все из-за «Волги» из-за этой белой, тогда круче нее ничего для меня не было.
Сейчас я могилы не рою, работаю в ритуальном агентстве, администрирую всю Ленинградскую область. Прибыли особо никакой. Это держать кладбище очень выгодно, а работать там — это так себе. Сейчас вообще установили прейскурант, по которому каждому выдают зарплату, а левых денег нет. Вот крематорий — это крутая тема, у них там лафа, но попасть к ним нереально.