October 29th, 2016

Джордж Карлин

Проханов и сжимающие ягодицы "ангелов бури" русскага мiра...



А. ПРОХАНОВ: Я дружу с Хирургом, это уникальный человек. Они всё равно пройдут в Берлин. Если не пустят по земле, они полетят по небу. Это «Ночные волки», у которых раскрываются крылья.

С. КОРОЛЁВ: Вы имеете в виду, пройдут в метафизическом плане?



А. ПРОХАНОВ: Это одно и то же. Война, которую мы выиграли, имела огромные метафизические аспекты. Это была война за вертикаль, соединяющую небо и землю. И наши истребители, штурмовики, которые сражались с мессершмиттами, бились за эту вертикаль, и к 1944 году мы достигли господства в воздухе. Эта сверкающая вертикаль соединила русскую армию с этими поднебесными полчищами воинствующими. Хирург ― это человек земли только отчасти, это небесный человек. Посмотрите в лицо, в лице есть что-то ангельское, это ангел бури. А когда волки садятся на эти страшные, чудовищные, грохочущие машины ― это только отчасти мотоциклы. Причём они сжимают эти машины своими ягодицами и превращают их в полчища возмездия. Они несутся по земле, сея добро и карая зло.



Ну и смешной, но в то же время содержательный аллегорический коллаж




Источник.
На интервью наткнулся тут.

_______________

Старое интервью. Но показательное. Метафизический (непризнанный пока никем) гений современной философии "русскага мiра" блестящ, эпитеты его яркие, насыщеные, отчетливые.
Это не просто слова, это стон мастера русскага слога, удовлетворенного ягодицами "ночных ангелов бури", "сжимающих... машины".

"Его пафос был ничем не стеснен, но птицы не предложили проповеднику никаких условий этоса, и поэтому само воплощение пафоса в логос в проповеди никого не затронуло." (с)
Джордж Карлин

Ну вот и встало все на свои места...

...а то все мораль, нравственность, культура, наши традиционные православные ценности... А в чем же эти ценности? А вот в чем, на самом деле, если выкинуть всю наносную словесную бутафорию, произносимую попищами:


О потерянном рабстве и рыночной свободе

19.10.2016
Протоиерей Алексий Чаплин

Главная проблема современного Православия и, собственно говоря, России (потому что России нет без Православия) – это то, что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства. Рабская психология – это не какой-то скрытый подтекст, а норма мироощущения для православного христианина. Всё современное общество поклоняется идолу социальных прав и свобод. И только Православная Церковь упорно утверждает, что человек – это бесправный раб Божий. Поэтому так неуютно себя чувствует современный «свободомыслящий» человек в православном храме, где всё проникнуто архаикой рабства. Как диссонирует для его уха обращение к священноначалию «Святый Владыко», «Ваше Высокопреосвященство», «Ваше Святейшество», «ис полла эти Деспота» (многолетие епископу), а тем более постоянное именование христианами себя в молитвах «рабами Божьими». Что стоит за понятием «рабство Божие», нам раскрывает Евангелие. Раб ничего не имеет своего. Он живет только милостью своего Господина, Который, «посчитавшись» с ним, находит его либо добрым рабом, исполняющим Его повеления и достойным еще большей милости от своего Владыки, либо лукавым и ленивым, достойным строгого взыскания. Рабство Божие лишает христиан даже привязанности к самым близким – мужу, жене, родителям, детям. Они не наши – они тоже рабы нашего Господа. И наш Хозяин требует быть привязанным только к Нему и быть готовым в любой момент без сожаления разлучиться не только с самыми дорогими людьми, но и с самой жизнью, которая принадлежит, не рабу, а всецело Богу.

И здесь не могут помочь модернистские горделивые утверждения: «раб Божий – значит ничей раб». Потому что в христианской Традиции раб Божий – значит раб Царя, раб Государства (от слова Государь), раб судьи, раб своего начальника, раб чиновника, раб полицейского. Первоверховный апостол Петр так наставляет христиан «Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро… как рабы Божии» и далее по тексту: «Рабы, со всяким страхом повинуйтесь владыкам, не только благим и кротким, но и строптивым. Ибо то угодно Богу, если кто, совести ради Божия, переносит скорби, страдая несправедливо» (1 Пет. 2, 13-21).Ему вторит святой апостол Павел: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены». И угрожает, что всякий «противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» (Рим.13, 1-2). В другом месте апостол Павел дает следующее наставление: «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом… как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам» (Еф. 6,5-6). И это относилось не только к тем, кто был рабом по своему социальному положению. Наш Господь повелел всякому христианину в земной жизни стремиться преуспевать именно в рабстве, если мы хотим получить первенство от Него: «а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф. 20, 27).

Что же касается свободы во Христе, то она освобождает христиан не от рабства человеческого, а от греха: «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8, 31-34). Более того, эта христианская свобода обязывает каждого христианина не из страха, а с любовью рабствовать (по ц.-сл. «работать») ближним: «К свободе призваны вы, братия… но любовью работайте друг другу» (Гал. 5, 13).

Итак, наши критики правы – мы очень удобная религия для государства. Поэтому христианство и созидало великие империи. Ибо только православные рабы способны на великий подвиг самопожертвования во время войны и мира. Даже СССР смог восстановиться в пределах Российской империи, только благодаря потенциалу рабской психологии, еще по инерции сохранявшейся от Православия на подсознательном уровне в русском народе.


_________________________

P/S

У России три беды. Одна основная и две ее производных.
Основная - капитализм. Производные - клерикалы и креаклы.

Тут основательно раскритиковали вот это выступление К.Райкина.
Он отвратительно прошелся по советскому периоду истории. Попросту повторил коротко весь либеральный бред. Райкину на хвост материально наступили. Аристархов бабло зажал. Вот Райкина и понесло.

Но Райкин был безусловно прав в том, хоть и открыто не сказал, что попища, довлея в обществе, разнуздано вмешиваются в жизнь светского по Конституции государства, прерывают постановки, запрещают спектакли, громят выстаки...

Так вот, я что хотел бы сказать. Если положить в основу условие, что у меня нет иного выбора, как выбор между двумя сортами фекалий - клерикалами и креаклами, то я незадумываясь выберу креаклов.
При креаклах у меня хотя бы есть выбор потреблять их говно, что они называют "искусством", или не потреблять. У меня есть выбор - пойти в театр или не пойти, смотреть дебиливизор или не смотреть, пойти на выставку "инсталляций" фекалий или не пойти, читать прессу или не читать, а если читать, то что, я уж выберу сам.

При клерикалах выбора нет в принципе. Волосатые средневековые, агресивные, алчные, злобные дикари идут в общество с единственной целью - сделать из общества послушных рабов "господ" капиталистов, которые безропотно должны быть готовы по первому приказу "господина" сдохнуть ради материальных интересов правящего класса - буржуазии. При клерикалах нет никакого иного выбора, как быть рабом.
Это и есть роль религиозной идеологии в обществе, которую нынче с остервенением проталкивает "господин" Путин и вся его олигархическая шобла.

Но это, если выбора иного нет, как между двумя говнами выбирать.
Однако, разумный человек должен формировать свой выбор. И держаться подальше от участия в общественной жизни обеих группировок "сумасшедших". Идиотия и шизофрения одинаково неприемлемы разумному человеку.

Либо капитализм уничтожит то, что нынче называют Россией, похоронив под ее обломками общество, либо общество уничтожит капитализм. Третьего не дано.

Считайте этот пост рекламой изучения интеллектуального наследия марксизма-ленинизма.
Джордж Карлин

Пацаки делают Ку...





Плюкане - жители планеты Плюк.
Их много. В высшей степени корыстные, но и наивные одновременно, преклоняются перед господином ПЖ, качают «последний выдох господина ПЖ», играют на бирже, а также в народную игру «плюку». Постоянно ссорятся между собой, бессовестно врут всем подряд как из выгоды, так и без.

Господин ПЖ — правитель планеты Плюк в галактике Кин-дза-дза. Носит голубые штаны.

Плюкане не однородны. Они делятся на субстраты общества.

Пацаки — общность жителей планеты Плюк, находящихся в подчинённом положении по отношению к чатланам. Произошло от нарицательного «кацап», написанного справа налево.

Исторический экскурс: кацапами малороссийские казаки назвали великлоросов за их козлиную бородку, которая являлась непременным атрибутом великороса мужского пола.
Кацап от малоросийского "как цап". Цап - козёл.
Великоросы малоросов называли "хохлами" за их особую стрижку наголо, с оставлением посередине головы пучка волос (чуба), который у особо молодцеватых, заправлялся за ухо.



Чатлане — доминирующая по отношению к пацакам общность жителей планеты Плюк. Основное отличие от пацаков — прибор визатор отвечает на них оранжевой лампочкой. Также, в отличие от пацаков, чатлане носят на шее «Основы Жизни» — два металлических предмета яйцеобразного вида.


Эцило́пп — представитель власти — взяточник, беспринципный тип. Аналог земного гаишника или омоновца.

Произошло от слова «police» (с англ. — «полиция»), прочитанного справа налево: «ecilop». Полномочия плюканских эцилоппов весьма велики. Быть эцилоппом престижно. Граждане и гости Плюка (исключая лишь носителей малиновых и жёлтых штанов), должны приседать перед эцилоппом один раз, подобострастно восклицая «ку!».

Пацака, замеченного в злостном непочтении к представителю власти, эцилопп имеет право казнить на месте без суда, либо побить (например, оглушает, ударив прикладом транклюкатора по голове), как захочет сам эцилопп.

Эцилоппы не имеют права бить по ночам носителей голубых и малиновых штанов.

Взяточничество в среде эцилоппов явление обычное: большинство открыто вымогают или отбирают деньги у рядовых плюкан.
Джордж Карлин

Леонард Кохен

Оригинал взят у martinn в post



Жаль, что английский не знаю на том уровне, чтобы на слух переводить.
Тембр голоса нравится и музыка. Хоть и не поет он в данном случае, а говорит. Может что умное?

_______

Допишу то, что дописал автор этого поста.


На самом деле эта песня посвящена Марианне Илен, - той женщине, что некогда вдохновила Коэна на написание "Bird on a Wire" и "So Long, Marianne".
29 июля нынешнего года она умерла от лейкемии.Незадолго до смерти Леонард написал ей письмо, в котором были такие строчки:

"Что ж, Марианна, кажется, пришло время, когда мы стали действительно очень старыми, и наши тела рассыпаются, и я думаю, что я последую за тобой очень скоро. Знай, что я так близок к тебе, что если ты протянешь руку, я думаю, ты достанешь ею мою".

Грустные, трогательные и, в тоже время, искренние с едва заметной циничностью слова. Истина всегда цинична своей неизбежностью бытия.
Думаю, мужественный человек этот Кохен...


If you are the dealer, I'm out of the game
If you are the healer, it means I'm broken and lame
If thine is the glory then mine must be the shame
You want it darker
We kill the flame

Magnified, sanctified, be thy holy name
Vilified, crucified, in the human frame
A million candles burning for the help that never came
You want it darker

Hineni, hineni
I'm ready, my lord

There's a lover in the story
But the story's still the same
There's a lullaby for suffering
And a paradox to blame
But it's written in the scriptures
And it's not some idle claim
You want it darker
We kill the flame

They're lining up the prisoners
And the guards are taking aim
I struggled with some demons
They were middle class and tame
I didn't know I had permission to murder and to maim
You want it darker

Hineni, hineni
I'm ready, my lord

Magnified, sanctified, be thy holy name
Vilified, crucified, in the human frame
A million candles burning for the love that never came
You want it darker
We kill the flame

If you are the dealer, let me out of the game
If you are the healer, I'm broken and lame
If thine is the glory, mine must be the shame
You want it darker

Hineni, hineni
Hineni, hineni
I'm ready, my lord

Hineni
Hineni, hineni
Hineni