Михаил Кобзарёв (itsitizen) wrote,
Михаил Кобзарёв
itsitizen

Category:

Методология изучения политэкономии капитализма

Продолжение. Начало здесь.

Прежде всего, я хотел бы остановиться на классификации наук, чтобы снять все кривотолки относительно того места, которое занимает политэкономия в списке наук.

Для этого приведу общую классификацию наук, по двум признакам, сведя некоторые науки в табличку для наглядного примера.


Скажу лишь, что есть науки, которые пересекаются с соседними. Например, юриспруденция гуманитарная/общественная – точная.
Но это детали, нас же интересует наука политэкономия. Я ее специально выделил на табличке, чтобы отдельно показать, что она относится к классу общественных точных наук.


Почему общественная я думаю понятно. Потому, что предметом ее изучения являются  общественно-экономические законы, которые зависят от общественно-производственных отношений.

А почему точная? А потому, что она изучает законы общественно-экономической формации.
Эти законы зависят от общественно-производственных отношений и столь же объективны, как и законы физики, с той лишь разницей, что законы физики объективны для нашей Вселенной, в том разнообразии форм, в которых она существует, а законы политэкономии объективны в той общественно-экономической формации, которую они описывают, во всем разнообразии общественно-производственных отношений. И от формации к формации законы претерпевают изменения или исключения. Например, законы рабовладения отличаются от законов феодализма, а те, в свою очередь, отличаются от законов капитализма. Законы социализма отличаются от законов капитализма и коммунизма.

К. Маркс изучал законы капитализма, в котором он жил и который имел возможность наблюдать и исследовать. Наблюдал явления, анализировал их, сравнивал, синтезировал, изучал сущность явлений и определял те законы капитализма, как системы, которые изложены в его основном труде “Капитал”.

Ему приписывают и то, что он, дескать, исследовал и описал и законы социализма. Это неверно. Ибо невозможно описать то, чего нет. Однако, можно прогнозировать, опираясь на свои текущие знания. Таким образом, видя, как при капитализме происходит эксплуатация наемных рабочих капиталистами, и к каким негативным последствиям для человечества ведет капитализм, он предложил метод, как это исключить. Этот метод и есть социализм. Общественно-экономическая формация, построенная на иных общественно-производственных отношениях, а стало быть, и на иных законах, когда средства производства принадлежат не частным лицам – капиталистам, а всему обществу.

Понятно, что такая система должна была еще быть построена, прежде чем ее законы будут вскрыты и изучены досконально. Однако теоретические намётки были Марксом и Энгельсом изложены. Развивал их Владимир Ильич Ленин. Тем не менее, поскольку эти законы не были подтверждены на практике, то их можно отнести к научной гипотезе, которую следовало бы подтвердить или опровергнуть.

Замечу, что я не отношусь к той категории граждан, специалистов, которые глубоко знают историю марксизма. И делюсь своими соображениями, исходя из того, что я прочитал и что понял.

Так вот, почему же все-таки политэкономию следует относить к точным наукам?

Прежде всего, по той причине, что исходными ее положениями являются природой обусловленные, т.е., объективные факторы.

Тут следовало бы сделать отступление, и дать пояснение, что такое субъективное и что такое объективное, ибо, как показывает практика полемик, многие люди просто не видят этих отличий и впадают в идеализм, а иногда даже в его крайность – солипсизм.

Итак, объективное – это то, что существует вне человека, не зависит от его мнения, настроения, отношения и даже его знаний или незнаний.

К объективным предметам относится не только существование физических объектов (горы, леса, реки, в общем, Вселенная со всеми ее формами существования), но и отношения между этими объектами материального мира, закономерности их существования (то, что принято называть законами природы). Одним словом, объективное - это явления объективного мира и их сущность – внутренняя согласованность, выраженная в причинно-следственных связях.

Субъективное – это отношение человека к наблюдаемым явлениям, их сущности. Оно заключено в мировоззрении человека, которое, в свою очередь, зависит от социальной среды обитания индивидуума, его социального положения, места в общественно-производственных отношениях, уровня образования.

Это понимание и различение играет главную роль в методологии изучения не только политэкономии, но любой иной науки.

Для чего отдельно на этом остановился?

Для того чтобы выделить эти понятия, разделить их и отметить отдельно, что как только вы садитесь изучать политэкономию, исключите свою субъективность в оценке изложенного Марксом в «Капитале» и сосредоточьтесь исключительно на изучении сущности дидактических единиц политэкономии, опираясь на понимание изложенного и соотношения его с объективной реальностью.

Итак, политэкономия, как наука, опирается на объективно существующие факторы общественно-экономических отношений.

Выделю главные из них.

Первый фактор – это время жизни человека. Вряд ли кто будет спорить с тем фактом, что жизнь человека имеет природой обусловленное происхождение, имеющее случайный характер. А раз так, то все время жизни должно принадлежать ее “собственнику” – человеку. С этим, как я полагаю, спорить тоже никто не будет.

Второй фактор – это то, что жизнь человека есть ограниченный и невосполнимый ресурс. У человека жизнь одна и иной не будет. День прожил – его не вернуть никогда и ни при каких условиях. Как мой отец любил грустно шутить – “день прошел – ближе к смерти”. Он не был философом, он был трактористом, прожил короткую жизнь, всего 36 лет, но, как показывает опыт моего общения с многими людьми, в этом вопросе был мудрее многих жителей соцсетей, имеющих высшее образование.
Указанный факт, как я полагаю, совершенно очевиден.  Сделаю одну оговорку. Это все написано для разумных людей. Верующих в Ктулху, бога, Шиву, Яхве, Аллаха… и в загробную жизнь, реинкарнацию и прочие интересные и забавные мифологические выдумки, просьба не беспокоиться самому и не беспокоить людей разумных.

Третий фактор – это то обстоятельство, что человек есть “животное стадное”, т.е., живет в обществе.

Четвертый фактор – в процессе трудовой деятельности люди взаимодействуют между собой, т.е., выполняют работу в интересах друг друга. И этот фактор напрямую связан с первым и вторым, т.к. по объективным причинам, часть своей жизни человек вынужден тратить на удовлетворение своих потребностей, а часть – на удовлетворение потребностей других людей в обществе, чтобы получить от них иные продукты потребления, которые сам он не производит, но в каких имеет необходимость.
А  если так, то в обмен своего ВРЕМЕНИ, которое человек затрачивает на работу в интересах других людей, он должен возвращать себе в полной мере. Т.е., обмен времени жизни должен быть по возможности равным между людьми. С этим, я надеюсь, тоже спорить никто не будет. Никто ведь не будет настаивать на том, что его часть жизни стоит дороже/дешевле части жизни иных людей. А если настаивает, то пусть это обоснует, опираясь на объективную реальность, а не на свои субъективные предпочтения.
Таким образом, мы видим, что при глубоком разделении труда последний носит общественный характер. Это исключительно объективная сторона политэкономии.

Пятый фактор заключается в том, что не всякий труд человека может быть равнополезным обществу. И полезность того или иного труда определяет РЫНОК, на который участники общественно-экономических отношений выходят со своими продуктами производства. В этих условиях возникает понятие не просто труда, а общественно необходимых затрат труда (ОНЗТ).
Скажем, если я произвожу труд (трачу время своей жизни) по субъективным своим представлениям на нечто полезное обществу, например, катаю взад и вперед булыжники по мостовой, то это вовсе не означает, что такая трата моей жизни считается обществом (потребителями) полезной. И тут уж никто не виноват в том, что я принял неправильное решение вследствие своей неверной оценки объективной реальности. За мой субъективизм и безграмотность расплачиваться другой человек своей частью жизни никак не должен.

Тут сделаю еще одно отступление и расскажу пример из жизни, как это положение вещей в природе, обществом использовалось на практике.

Жил я в поселке, районном центре. Это в основном аграрный населенный пункт, хотя в нем было и производство, но и оно было завязано на сельское хозяйство. Был сахарный завод, который производил сахар из сахарной свеклы, поставляемой колхозами, что облепили районный центр со всех сторон, а также из кубинского тростника.

В поселке были “казенные” дома. Строительство многоквартирных домов не семимильными шагами, но шло.
Однако население (молодые семьи) все же предпочитало брать “усадьбы” (так назывались куски земли, выделенные под строительство) и строить на них свои собственные дома. Никакого запрета на это не было. Единственно, что нельзя было делать, так это набрать себе 10 “усадьб”. Одна семья – одна “усадьба”.

Все люди жили на зарплату. У кого больше, у кого меньше, но все равно, это зарплата. Был в сельской местности и иной доход – с приусадебного участка. Были у людей огороды, на которых выращивались сельскохозяйственные культуры, которые частью шли на собственное питание и на кормежку скота. А излишки, если были, продавались на сельскохозяйственном рынке. Кроме того, поскольку питание было в основном с огорода, то часть зарплаты можно было отложить на строительство личного дома.
Строительство, как известно, заключает в себе строительные материалы и непосредственно труд каменщиков, подсобных рабочих, штукатуров и т.д. Так вот, доход людей с зарплаты шел на закупку строительных материалов. А также на оплату труда каменщиков и специалистов, которые возводили крыши домов, т.к., этот труд считался высококвалифицированным. Остальные же работы выполняли собственными силами.

Однако самостоятельно было неудобно и медленно, повысить производительность труда позволяет его разделение,  поэтому нанимались люди для совместного труда. Как правило, молодые семьи, они же друзья и/или сотрудники по работе, объединялись в трудовые коллективы, помогая друг другу строить жилище.

Так вот, оказывая помощь друг другу в строительстве, велся строгий учет рабочему времени. Назывался поход в выходные на работу к товарищу “заработать человека”. Что это такое?

Когда идешь, скажем, в качестве разнорабочего, мешать строительный раствор (бетономешалок мобильных не было, все вручную и ведрами), подавать его и кирпич каменщикам, то строго учитывалось твое время работы и твоя специальность в общем процессе хозяином стройки. И тогда, когда тебе понадобиться его помощь, он шел и отрабатывал точно такое же время и точно по такой же “специальности”.
Пришли вместе с женой помогать, например, жена к тому же помогает хозяйке готовить обед для рабочих (а обед обеспечивала семья владельца стройки), стало быть, супруга хозяина точно так же придет и вернет эту часть труда “всю до копейки”. Это считалось само собой разумеющимся. Никто никогда не волынил, т.к., понимал, что таким своим поведением он обеспечивает труд с полной отдачей и на своей стройке. Были ситуации, что человек не мог “отработать”, например, его смена была на основной работе. Тогда он отрабатывал частями. Пол одного рабочего дня. Половину другого. Иногда по договоренности, мог исполнять роль штукатура, если имел навыки. Тогда учитывалась сложность этого труда, квалификация. И, скажем один рабочий день разнорабочим, приравнивался к половине рабочего дня штукатура. Нормы труда, исходя из его сложности, были выражены пропорциями его обмена, были общеизвестны и ни у кого сомнений не вызывали.

И к этому приучали людей сызмальства. Скажем, я уже в 14 лет шел “зарабатывать себе людей”. Приходилось работать наравне со взрослыми. Впрочем, меня здоровьем Ктулху не обидел, а потому, никакого дискомфорта особенного я не испытывал. И будучи 16-летним пацаном, когда вся бригада садилась вечером в субботу или в воскресенье “обмыть” результат труда, я быстро мылся и мчался на дискотеку. Работа работой, а на танцы и к девкам тянуло :)

Точно так же сеяли огороды и собирали урожай.

Понятно, что люди не знакомы были с «Капиталом» Маркса (какой там к черту «Капитал», если люди с утра до вечера на работе, а в весенне-осенний период кверху седалищем на огородах да на скотном дворе), но действовали строго со вскрытыми Марксом законами общественно-производственных отношений, опираясь на здравый рассудок и на целесообразность. Никакой эксплуатации не допускалось.


Но как же определяется и оценивается необходимость той или иной формы и вида труда? Да очень просто – спросом и предложением на рынке товаров.

Если товар нужен покупателю, труд, а точнее, время жизни человека, которое он потратил на этот труд по производству товара, ценится выше. Если товар не столь необходим, покупатель его оценивает ниже. Ничего не попишешь…

Оговорюсь, что в политэкономии под товаром понимается результат всякой формы труда, который востребован обществом. А это означает, что услуги – тоже товар.

Маркс об этом, к слову, пишет в таком виде:

«Товар есть, прежде всего, внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, — порождаются ли они, например, желудком или фантазией, — ничего не изменяет в деле. Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления, или окольным путём, как средство производства».

Вот возьмем для примера парикмахера. Что он производит, какой “внешний предмет”?

Голову клиента с ее волосами. Была заросшая, стала подстриженная, да еще и с укладкой. Некоторые могут подумать, что я шучу. Ничуть.

«Труд, полезность которого выражается таким образом в потребительной стоимости его продукта, или в том, что продукт его является потребительной стоимостью, мы просто назовём полезным трудом. С этой точки зрения труд всегда рассматривается в связи с его полезным эффектом.
...товарные тела, представляют собой соединение двух элементов — вещества природы и труда.
Человек в процессе производства может действовать лишь так, как действует сама природа, т. е. может изменять лишь формы веществ».

В нашем случае, волосы на голове клиента и есть те самые “вещества природы”, форму которых изменяет парикмахер, используя свой труд.

Ну а общественная полезность его безусловна, раз есть те, кто этот продукт труда парикмахера готов потреблять.

Итак, как минимум пять факторов, которые я назвал, объективно существуют в реальности, вне нашего желания, мнения, отношения. Т.е., в основе политэкономии лежат объективно существующие явления природы и общественно-производственных отношений. Ключевым из них, отправной точкой в рассуждениях является конечность и невоспроизводимость уникальной жизни личности, и неотчуждаемого права личности использовать свою жизнь по собственному усмотрению.

А раз так, то политэкономия ничем не отличается от физики по методу исследования объективной реальности. Это очень важный вывод, лежащий в основе изучения политэкономии, выводящей ее из разряда досужего философствования.

Именно так и следует относиться к изучению политэкономии.

А, следовательно, исключается субъективное отношение к политэкономии, как к идеологии или как к философии.

Далее, политэкономия, как и всякая наука, имеет свою терминологию. За каждым термином содержится определенное, вполне конкретное содержание, отражающее предметы, явления и их отношение между собой.

Вводить новые термины (“отсебятину”) категорически не рекомендуется, т.к., излишние вербальные формы отличаются разнообразием, которое вуалирует содержание политэкономии. Имеющихся терминов вполне достаточно для описания тех явлений общественно-производственных отношений, которые изучает политэкономия.

Отдельно хочу отметить, что в труде Маркса отчетливо прослеживается сам факт того, что «общественное бытие определяет общественное сознание».

Окружающий нас мир природы и общества и есть "общественное бытие", которое существует вне нашего мозга и не зависит от него. Наш мозг лишь отражает объективный мир природы. Но из этого вовсе не следует, что действия человека никак не оказывает влияние на этот мир.
Отражение объективно существующего мироздания может быть правильным, а может быть не правильным.

Чтобы отражение было правильным, надо внимательно изучать не только наблюдаемые явления, но и их сущность. Т.е., объективные свойства явлений и причинно-следственные связи, порождающие возникновение этого явления (явлений).

Читая «Капитал», следует вдумываться в его содержание, а глядя на реальность, которую описывает Маркс, следует понимать сущность наблюдаемых явлений в общественной практике.


Еще хотел бы сказать, что приступая к изучению «Капитала», следует иметь представления о диалектической логике. Т.е., знать ее категории, наиболее общие понятия, не поддающиеся дальнейшему обобщению.
Например, понимать, что такое форма, что такое содержание. Что такое явление, что такое сущность явления.


Необходимо знать и понимать три закона диалектического материализма:

  1. Закон единства и борьбы противоположностей.

  2. Закон количественно-качественных изменений.

  3. Закон отрицания отрицания.

Без понимания этих законов, например, довольно трудно будет понять, что политэкономическое понятие “товар” – это свойство продукта труда человека, которое проявляется лишь в процессе обмена. Когда обмен произведен, товар переходит в категорию продукта потребления, теряет свое свойство быть "товаром".

И здесь снова натыкаемся на необходимость понимания, что такое “форма”, а что такое “содержание” и в чем их отличие. И странным выглядит для “непосвященного” человека, когда он покупает в магазине, скажем, часы, отдавая деньги за них, он покупает товар. Но как только он расплатился (совершил обмен), товар тут же превращается в его продукт потребления и перестает быть товаром в своем содержании.


Это кажется ненужной забавой, однако, понимание этого феномена позволяет понять, каким образом в процессе обмена, руководствуясь потребительной стоимостью, покупатель, сам того не осознавая, производит установление пропорций меновой стоимости товара, оценивает труд тех, кто эти часы произвел.

Осознание этого феномена позволяет понимать сущность, как трудовой теории стоимости, так и теории предельной полезности.

Еще одним необходимым знанием является логика. В процессе прочтения все время появляется необходимость, опираясь на прочитанное, давать определения понятиям, сравнивать их, анализировать, синтезировать прочитанное, понимать абстрагирование понятий и их обобщение, которое выполняет Маркс.

Неверным поведением является и то, когда цитату Маркса вырывают из контекста. Все дело в том, что Маркс исследовал явления, политэкономические законы, сущность которых обосновывал. Его труд – это исследование и описание, а не готовый учебник, в котором изложены готовые выводы. Поэтому, всегда остается необходимость осознавать положения, изложенные в разных частях его труда, сопоставлять их, обдумывать и обязательно соизмерять их с объективной реальностью, исключив личный субъективизм и предрассудки.

Иначе говоря, прежде, чем "поспорить" с Марксом, следует понять, с чем же ты готов спорить конкретно, что и почему Маркс изложил неверно, и есть ли у тебя достаточно оснований, чтобы Марксу возразить.


Без знания логики понять как Маркса, так и увидеть и осознать свои собственные заблуждения, крайне непросто. Но не невозможно.

В изложении последующих разделов моего повествования, я постараюсь давать пояснения, приводить примеры и делать отступления, как на диалектическую логику, так  и на формальную.

Итак, “вперед в прошлое, чтобы понять настоящее и предсказать будущее”.



Продолжение следует…
Tags: Марксизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 222 comments

Recent Posts from This Journal