Михаил Кобзарёв (itsitizen) wrote,
Михаил Кобзарёв
itsitizen

Categories:

Сингулярность Кравецкого

Уважаемые читатели моей скромной ЖЖшечки, вынужден снова посвятить свой пост "мыслеиспражнениям" известного ЖЖ-блоггера (и не только) Алексея Кравецкого.

Тут сразу хочу сделать небольшое уточнение для понимания.
Многим может показаться, что я умышленно накинулся именно на Алексея, руководствуясь некой своей предвзятостью к автору многих постов. Отнюдь.
Я уже достиг того уровня "деградации в развитии" своего сознания, что научился отличать МЫСЛЬ субъекта от СУБЪЕКТА мысли, чего и всем искренне желаю. И если уж позволяю отпускать по тексту некоторые колкости в адрес СУБЪЕКТА мысли, то исключительно для того, чтобы сделать свое чтиво несколько провокационным, полагая, что читателю не только полезно читать мой пост, но и чтобы "чуть-пачуть" было забавно.

Это касается, прежде всего, заголовка поста.

Почему я дал такое название посту?

  1. Автор в очередной раз взялся "поправить" товарища Маркса, "развивая" его учение, которому и посвятил пост, на который я и намерен опираться в рассуждениях, представленных здесь. Назвал свою публикацию Алексей "Сигулярность трудовой теории стоимости". Статья старенькая, двухгодичной давности. Однако, актуальна и по сегодняшний день, ибо мысли, изложенные Алексеем в этой статье, не выдерживают никакой критики объективной реальностью, однако, уверен, получили "признание широкой общественности узкого круга лиц".

  2. Шесть лет назад Алексей написал пост в ЖЖ, который посвятил рассуждению над вопросом "Почему не надо читать Маркса". За ссылку на этот пост спасибо снова Василию Пупкину.


Почему этих две публикации?

Да на двух основаниях. Увидел противоречие отношения автора к марксизму.

Во-первых, сам Алексей полагает себя знатоком политэкономии капитализма, изложенную Марксом в "Капитале", и пытается развивать ее, опираясь на современные реалии развития производительных сил (НТП). Одну из его публикаций свеженьких я и разбирал вчера и там встретил ссылку по тексту на эту "Сингулярность Кравецкого". Вынужден был прочитать статью по этой ссылке.

А во-вторых, автор, сам изучая наследие Маркса, почему-то считает, что ДРУГИМ читать Маркса не стоит.
Это же как так получается? С одной стороны автор критикует Маркса, приводя его положения и опираясь на них, а с другой стороны настаивает на том, что Маркса читать не надо. Это что же за несправдедливость такая? Читая опусы Алексея о трудах Маркса, полагаться на ВЕРУ в достоверность рассуждений Алексея, не имея возможности ПРОВЕРИТЬ истинность изложенного Алексеем?

Но это НЕНАУЧНО. Помнится Алексей, "критикуя" диамат настаивал на ненаучности его и ненаучности его обоснования.

Напротив, я, конечно же не образец для подражания, но когда что-либо пишу на тему марксизма, то напротив, категорически настаиваю на том, чтобы ни за что не принимали все на веру мне, а:

  1. ВСЕГДА проверяли мои слова, опираясь на содержание Капитала.

  2. ВСЕГДА то, что написано Марксом сверяли с объективной реальностью нашего капиталистического бытия.

Первое позволяет найти у меня в размышлизмах ошибки и приписки своих выдумок Марксу.
Второе - вскрыть заблуждения (если найдете, конечно), в положениях Маркса.

Ну и стараюсь всегда приводить цитаты из Капитала с предоставлением ссылок на первоисточник.


Мой пост есть моя попытка показать, к чему приводит пренебрежение моим подходом и следование подходу Алексея, на примере его собственных заблуждений, изложенных в этих двух публикациях.

Ну а роль читателя - критически осмыслить и скептически отнестись. ;)


Итак, "стартонем" в направлении "сингулярности Кравецкого".

Для начала сделаю одну ремарку, которая касается методологии исследования текстов любых авторов.

Ошибка, изложенная в основе исходных посылок текста, на которые опирается автор в своих дальнейших рассуждениях, может привести к истинным выводам в заключении, лишь случайным образом. И такое заключение приниматься, как достаточно обоснованное, не может.

Для тех, для котого это правило неочевидно, поясню на примере, почему так.

Положим, что я в основе своих рассуждений сделал такое исходное положение: "Земля покоится на трех китах". Постулировал, ачё?
И далее, начинаю рассуждать о том, на какой части тела покоится Земля, на их пузах или на спине. Привожу убедительные доводы, что таки на спинах. Потом начинаю рассуждать о том, чешутся ли у китов спины. Если чежутся, то кто их чешет. Бывает ли у китов пролежни. Как и кто с ними борется. Киты пользуются памперсами или справляют нужду сразу в вакуум. Доказываю со ссылками на цитаты других авторитетных ученых, исследовавших эту частную проблему, и на формальную логику суждений, что таки в вакуум...
Ну и так далее. А в конце своего "научного исследования"  "обоснованно" прихожу к выводу, что нам, всем неравнодушным жителям Земли, надо облегчить тяжелую жизнь китов, и, вместе с тем, уберечь экологию вакуума, который нас окружает, уберечь экосферу от разрушения ее продуктами жизнедеятельности китов, скинуться бюджетом на унитазы для китов, на туалетную бумагу для них и на ассенизаторскую планетарную систему для китов.

Очевидно, что любой здравомыслящий человек, взглянув на эти размышлизмы, прежде, чем "скинуться", задастся разумными вопросами:
1. А существуют ли сами киты в объективной реальности?
2. А точно ли Земля покоится на китах, а не, скажем, на слонах?

Понятно, что именно такое поведение человека разумно. Прежде, чем читать все доводы далее по тексту, следует убедиться в истинности исходного положения. И так надо делать везде по тексту. Проверять обоснованность суждений. Встретив по тексту ошибку, на которую автор далее опирается в рассуждениях, можно текст прекращать читать. Далее будут идеалистические ничем не обоснованные выдумки.

Собственно, исследуя текст Кравецкого, посвященного сингулярности ТТС мы так и поступим.

В рамках этот статьи автор рассуждает о том, как формируется, чем обусловлена, цена товара на рынке товаров.
Выявив, что потребитель и производитель является одним и тем же лицом (среднестатистически), называет его единым названием "Агенты", которые и обмениваются на рынке товарами:

"Обмен двух Агентов не произволен (случайное количество одних товаров в обмен на случайное же количество других), а более или менее закономерен. Выявить логику этой закономерности как раз и была призвана трудовая теория стоимости."

А далее по тексту, почти в самом начале текста, приводит часть обоснования этой "логики":

"Поскольку мы описываем не единичный акт обмена, а всю их совокупность, то и рассуждать мы должны статистически. Похожие товары производят многие Производители, и каждый из них производит обычно не единственный экземпляр товара, а целые их серии. Естественно, Покупатель при покупке скорее будет опираться не на время, потраченное данным Производителем на производство данного экземпляра, а на усреднённое время по всем производителям и по всем произведённым ими товарам этого типа. И Производитель будет вынужден примириться с такой оценкой: ведь Покупатель имеет возможность обменяться с кем-то другим, если этот Производитель будет настаивать на явно отличающейся от средней цене."


В этом, собственно, и кроется заблуждение Кравецкого. В той части текста, который я выделил. Это распространенная ошибка многих, кто рассуждает о ТТС. Причем, те, кто считается "марксистом" настаивает на том, что так оно и есть на самом деле.

Ибо в основе стоимости ("ценности", более точный перевод) продукта труда, как совершенно верно говорит Маркс, лежит два фактора, сочетание которых в продукте труда в момент обмена, делает его ТОВАРОМ - МЕНОВАЯ и ПОТРЕБИТЕЛЬНАЯ стоимость (ценность). Или, говоря диалектически, в момент обмена продукт труда, приобретает свойство "товар". И теряет его тут же, когда обмен произведен. После обмена товар становится предметом потребления того, кто его приобрел.

Есть "антимарксисты", сторонники теории предельной полезности. Которые "совершенно убедительно" утверждают, что такие марксисты - идиоты. И вот почему. "Антимарксисты" приводят следующие рассуждения, апеллируя к опыту любого, кто был покупателем на рынке.

Когда приходит покупатель на рынок, он не только не знает технологии производства, он не знает сколько и каких станков было задействовано для его изготовления, какова цепочка его создания, не знает сколько ОНЗТ (общественно необходимых затрат труда) использовали трудящиеся, производящие продукт труда, не знает какие специалисты, в какой пропорции были использованы, не знают стоимость рабочей силы, etc, т.е. не знает совершенно ничего об издержаках производителя. Поэтому, рассуждать на тему "усреднённого времени по всем производителям и по всем произведённым ими товарам этого типа" он не в состоянии физически, даже, если бы его действительно интересовали эти вопросы. Так хуже того, потребителю совершенно наплевать на то, сколько производитель и чего там затратил. Его интересует ПРЕДМЕТ во всех проявлениях его качества.

И в этом я "за" сторонников "австрийской экономической школы" на 146%, как весь народ за поддержку нашего Президента

Но чем же руководствуется потребитель на рынке в объективной реальности?

А он руководствуется ПОТРЕБИТЕЛЬНОЙ СТОИМОСТЬЮ (ценностью) продукта труда.

Что же такое потребительная стоимость? Обратимся к самому Марксу за помощью:

Полезность вещи делает её потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего. Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т. п., само есть потребительная стоимость, или благо. Этот его характер не зависит от того, много или мало труда стоит человеку присвоение его потребительных свойств.
...
Потребительная стоимость осуществляется лишь в пользовании или потреблении. Потребительные стоимости образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма. При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они (потребительные стоимости - прим. моё) являются в то же время вещественными носителями меновой стоимости.
...
Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости.


Итак, что мы тут видим? Потребительная стоимость есть БЛАГО для потребителя. Представлено это благо своим качеством. А качество есть совокупный набор свойств товаров, выраженных количественными характеристиками, которые и доступны потребителю.
И потребитель, руководствуясь своими субъективными потребностями и представлениями о ценности товара, соизмеряет качество товара с этими потребностями и представлениями. А также ориентируется на однородные товары разных производителей, на ту цену товара, которую "заломил" продавец.

Но вместе с тем мы видим, что Маркс явно указывает, что есть "меновая стоимость" товара, которая никаким образом не содержит в себе потребительной стоимости. Т.е., существует обособлено от нее.

Осталось прояснить для себя, а что же такое "меновая стоимость", которая никаким образом не включает в себя потребительную?

Опять идем к классику:

"Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода , — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места.
...
Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда. Но теперь и самый продукт труда приобретает совершенно новый вид. В самом деле, раз мы отвлеклись от его потребительной стоимости, мы вместе с тем отвлеклись также от тех составных частей и форм его товарного тела, которые делают его потребительной стоимостью.
Теперь это уже не стол, или дом, или пряжа, или какая-либо другая полезная вещь. Все чувственно воспринимаемые свойства погасли в нём. Равным образом теперь это уже не продукт труда столяра, или плотника, или прядильщика, или вообще какого-либо иного определённого производительного труда. Вместе с полезным характером продукта труда исчезает и полезный характер представленных в нём видов труда, исчезают, следовательно, различные конкретные формы этих видов труда; последние не различаются более между собой, а сводятся все к одинаковому человеческому труду, к абстрактно человеческому труду.

Рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишённого различий человеческого труда, т. е. затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты. Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости — товарные стоимости.
В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей. Если мы действительно отвлечёмся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена. Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость.
Итак, потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину её стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «созидающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определённых долях времени, каковы: час, день и т. д."


Итак, внимательно прочитав эту цитату, можно понять, что меновая стоимость определяется КОЛИЧЕСТВОМ труда (независимо от его формы), выраженной ВРЕМЕНЕМ, которое затратил трудящийся (трудящиеся) на производство этого блага (потребительной стоимости).

Вместе с тем, всякий товар имеет потребительную стоимость (то есть БЛАГО, потребительные свойства товара) исключительно потому, что в товарах содержится ТРУД человека. Без труда нет потребительной стоимости. Иначе говоря, если человек (множество людей), не приложат свой труд, то не будет никакого авто, к примеру, со всеми его потребительными качествами, на которые ориентируется потребитель. Чтобы кузов авто приобрел красный цвет и глянец, те самые потребительные свойства товара, необходимо, чтобы человек приложил ТРУД.

Итак, меновая стоимость не содержит в себе потребительной. Но "...представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода".

Что это за "количественное соотношение, в виде пропорции"? А пропорции тех самых ОНЗТ, в которых один товар обменивается на другой. На рынке, как правило, опосредовано через денежный эквивалент.

Ибо опираясь на потребительные свойства товара потребитель определяет в какой пропорции он готов обменять ОНЗТ своей формы труда, выраженные в форме денег в бумажнике, на совокупность ОНЗТ производителей, выраженных в форме конкретного товара.

Но в то же время потребительная стоимость продукта труда никак не зависит от меновой, от количества времени затраченного на производство товара. Это как?

Да очень просто.

Вы можете затратить массу времени, например, целый день забивать в доску гвозди. Забить гвоздями всю доску, потратив на это 8 часов рабочего времени.
Но! Придя на рынок и представив эту "гвоздевую доску" потребителю, вы за нее не получите ничего. Потому, что потребительная стоимость этой доски для потребителя равна нулю. Не нужна ему эта доска и точка. Т.е., потребительной стоимости для покупателя просто нет.
Что это означает? Только одно - 8 часов вашего времени не являются ОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМЫМИ ЗАТРАТАМИ ТРУДА. Вы их потратили на свое развлечение.

Итак, потребитель, не желая покупать вашу доску, во солько бы вы ее не оценили, установил МЕНОВУЮ стоимость вашей доски в нуль. Чем руководствовался потребитель в этом случае? Он учитывал ваше время жизни, что вы потратили на забивание гвоздей в эту доску? Нет.
Потребитель ориентировался на потребительные свойства товара (потребительную стоимость). Не обнаружив их для себя, покупатель установил меновую стоимость равную нулю. Не желает он менять свой труд, который выражен в форме денег в его бумажнике, на вашу доску.

Многие "марксисты" этого не понимают. Кравецкий - тоже. Именно поэтому у него и получается, что потребитель на рынке товаров, определяя ценность товара, оценивает "усреднённое время по всем производителям и по всем произведённым ими товарам этого типа".

И здесь т.н. "сторонники автрийской школы правы".

Но в чем они НЕ правы? Да в том, что теория предельной полезности противоречит трудовой теории стоимости.
Почему? Да по одной причине. По идеалистической. Они полагают, что коль потребительная стоимость товара потребителем определяется без какого-либо внимания к меновой (выраженной временем затраченным на производство товара), то, стало быть, и ценность товара для потребителя никак не зависит от труда, затраченного на производство товара.

И в этом их главное заблуждение. Ибо Маркс совершенно верно определил, что:

"потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд.".

Нет овеществленного человеческого труда - нет вожделенного айфуна, со всеми его потребительными свойствами, от вида которых у "среднего класса", сразу возникает слюновыделение. Точка.

Т.е., когда потребитель покупает товар на рынке, расплачиваясь за него деньгами, которые есть эквивалент времени труда, которую покупатель затратил, будучи производителем, на производство иного продукта труда, который, в свою очередь продался на рынке,  то он, опираясь на свои предпочтения в потребительных свойствах товара, устанавливает, де-факто, ПРОПОРЦИЮ в меновых стоимостях своей формы труда, и множественных формах труда ("абстрактный труд"), затраченного на производство того товара, что он покупает. Потребитель обменивает опосредовано свое время ОНЗТ на общественные ОНЗТ, затраченные на производство товара.

Но!
И цена товара на рынке товаров не висит в воздухе, не берется с потолка каждым производителем. Производитель назначает эту цену рассчитывая ее, исходя из всех издержек на производство, включая стоимость рабочей силы и свою капиталистическую прибыль.
Таким оразом, производители выходя с товарами, у которых идентичные потребительные свойства, назначают им цены, опираясь на все издержки и стоимость рабочей силы, которую капиталист покупает на рынке рабочей силы и которая, в свою очередь, и производит ту самую МЕНОВУЮ стоимсть товара, выраженную в ОНЗТ.
И конкурировать на рынке товаров с другими производителями за покупателя (при прочих равных условиях) он может только снижением своих издержек и прежде всего, снижением стоимости рабсилы. И он ее снижает до стоимости воспроизводства рабсилы (иногда ниже, если конкуренция высокая на рынке рабсилы). Или ведет борьбу за рынок рабсилы.
Товар на рынке не может иметь цену меньше, чем цена СЕБЕстоимости товара, которая включает и стоимость воспроизводства рабсилы.
Даже, если товар будет продаваться по себестоимости, то такое производство не имеет средств на развитие и гибнет в конкурентной борьбе.

Итак, подведем итоги:

  1. Трудовая теория стоимости и Теория предельной полезности имеет противоречие в ГОЛОВЕ у тех, кто невнимательно читал или и вовсе не читал Капитал, и ничерта не понял. Это касается и "марксистов", и т.н. "сторонников австрийской школы", которых в гигантских масштабах плодит ВШЭ, которую заслужено уже давно называют ВСЭ - Высшей Сектой Экономики.

  2. Кравецкий, в самом начале своих рассуждений, допустил грубую ошибку, полагая, что потребитель оценивая товар на рынке товаров опирается на "усреднённое время по всем производителям и по всем произведённым ими товарам этого типа". А из этого следует, что все его дальнейшие умозаключения по тексту не имеют ценности, ибо в основу рассуждений положено ложное утверждение, которое может привести к истинному умозаключению лишь случайно, что в силу логического закона достаточного основания, приниматься за обоснованное не может. А из этого следует, что "сингулярность ТТС" есть в голове Кравецкого, но нет в объективной реальности. Это его идеалистическая модель. Т.е., Кравецкий в этом случае, не материалист, а идеалист.


Пост этот и так получился, мягко говоря не коротким и требует, как мне думается, вдумчивого прочтения и осознания написанного. Конечно же для тех, кому это предмет обсуждения интересен.
А поэтому, обсуждение поста Кравецкого "Почему не надо читать Маркса", я затею в раз следующий. Обещаю показать, что хоть сам себя Кравецкий относит и к материалистам, но в реальной жизни, в своих рассуждениях, он есть ни кто иной, как идеалист...

Считайте мой пост рекламой и призывом к прочтению КАПИТАЛА Карла Генриховича Маркса.

Спасибо всем, кто набрался терпения и дочитал до этой строчки... :)



Tags: Марксизм, Осторожно - КАПИТАЛИЗМ!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments