Михаил Кобзарёв (itsitizen) wrote,
Михаил Кобзарёв
itsitizen

Categories:

О некоторых лингво-политических недоразумениях

Оригинал взят у sl_lopatnikov в О некоторых лингво-политических недоразумениях
.





Я уже несколько раз подчеркивал, что русский перевод терминологии Маркса изначально ужасен и приводит иной раз, к бессмыслице.

Я уже упоминал ситуацию с одним из корневых понятий марксизма "стоимостью", что вызывает полную путаницу, отсылая мозг совершенно в ложные стороны.

Пример - "потребительная стоимость". Что это?

Потребительная стоимостьэто совокупность полезных свойств товара, благодаря которым он обладает способностью удовлетворять какую-либо потребность общества или отдельного человека (может служить пищей, быть одеждой или иным полезным предметом).

В обыденной, устоявшейся,бухгалтерской жизни, "стоимость" — это (выраженная в деньгах) величина затрат на приобретение или изготовление объекта. Вот куда отсылает русский политэкономический термин "стоимость".

В этом контексте, "потребительная стоимость" - просто абракадабра. И так оно и есть. Ибо значение марксова термина, который почему-то переведен как "стоимость", совершенно иной. Это "ценность". Причем это не "ценность", вроде "мои ценности - брошки и бриллианты", а ценность, в смысле ЗНАЧИМОСТЬ, ПОЛЕЗНОСТЬ. На английском - это VALUE.

"Меновая стоимость" и "полезность, значимость, с точки зрения обмена" - разные вещи, однако, и к разным мыслительным паттернам отсылают.

Еще пример, который вызывает полное непонимание ситуации и далеко идущие последствия, например, к распространенному среди вульгарных материалистов признанию интеллектуального труда "второстепенным" по отношению к физическому: производительный и непроизводительный труд. Эти понятия пришли в марксизм от Адама Смита. В русском языке эти два понятия однозначно читаются очевидным образом - производительный труд - это труд "полезный", а "непроизводительный" - это вообще как бы не труд, а околачивание груш.... Люди, занятые таким трудом, как бы "ничего не производят"!

Между тем, правильный, содержательный перевод - это ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ И НЕ-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ТРУД, что не имеет ни малейшего отношения к его особой "полезности" или "бесполезности".

МЕЖДУ ТЕМ, НЕПРАВИЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД ИМЕЛ "ДОЛГОИГРАЮЩИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ, В СССР, прежде всего после смерти Сталина и прихода к власти псевдо-марксистов.

Хотя, замечу, тут есть и реальная проблема, на которую стоит обратить внимание.

Прежде всего, сразу замечу, что, что концепция продуктивного/непродуктивного труда столько же ошибочной, как и концепция флогистона в физике, которой небезуспешно пользовался сам Ньютон.

Во-первых, сам Смит вводит два качественно различных определения продуктивности. Согласно одному из них, продуктивный труд - это труд, который закрепляет себя в материальном объекте, тогда как "непродуктивный труд" потребляется и теряет ценность сразу после его осуществления.
Нетрудно видеть, что что согласно этому определению, непродуктивным трудом являются, например, работы шоферов, машинистов, парикмахеров и т.д., не говоря о юристах и профессорах. При этом, по Смиту-1 продуктивным является труд поваров, поскольку хоть блюдо и потребляется почти немедленно, оно существует в виде "материального продукта". Понятно, что это вульгарно-материалистический взгляд: во-первых, "работники материального труда" - даже поаара, - НЕ СОЗДАЮТ МАТЕРИЮ, как кажется Смиту. Они только, меняют ее форму, то есть осуществляют услугу по изменению формы, наряду с любыми иными услугами по перемещению части материи из одного места в другое. Но ровно то же делает любой токарь. В чем разница? - Только в том, что услуга одного типа потребляется сразу, а потребление услуг другого типа - отложено во времени. Но, нуль - это лишь одно из чисел. Поэтому разница в интервалах между производством блага и его употреблением не имеет значения. Предлагаю в порядке интеллектуального упражнения, определить, каким видом труда по Смиту-1 занимаются землекопы, роющие ямы, космонавты, летчики, или, к примеру, операторы управления полетами.

Второе определение Смита во-первых, противоречит первому и еще более абсурдно. По Смиту-2, производительным является труд, создающий прибавочную стоимость.Труд же, который оплачивается из дохода (?), А. Смит называл непроизводительным: известен его классический пример со слугой, которого содержат на доходы хозяина дома и труд которого ПОЭТОМУ не создает прибавочной стоимости.

Рассмотрим, к примеру, личного строителя пирамид. Его труд переживает века и оплачивается из личных доходов Фараона. Это какой труд: производительный или нет? Рассмотрим теперь другого строителя пирамид, результат труда которого выставлен ХОЗЯИНОМ на рынок, ему выплачена зарплата, а разница между рыночной стоимостью пирамиды и заработной платой строителя положена ХОЗЯИНОМ В КАРМАН. Тогда , по Смиту-2, в первом случае один и тот же труд является производительным, а втором - нет. То есть производительный труд или нет зависит не от его характера, не от наличия хозяина - который есть и в том, и в другом случае, а от того, как хозяин распорядился результатами труда.

Маркс действительно принял точку зрения Смита, определив товар, как вещь, как "мертвый труд", а услугу, как "живой труд". В Перовом томе "Капитала", Марс определяет товар следующим образом: "Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности".Однако Маркс понимает, что вещи оказывают услуги. Так он пишет: В первом случае один сюртук стоит столько, сколько раньше стоили два сюртука, во втором случае два сюртука стоят столько, сколько раньше стоил один, хотя в обоих случаях услуги, оказываемые сюртуком, остаются неизменными, равно как остаётся неизменным и качество содержащегося в нём полезного труда. То есть, на самом деле, портной оказывает сжив сюртук УСЛУГУ, отнесенную во времени.

Согласно определению Смита, однако, сюртук может "оказывать услугу" многократно, без необходимости повторять труд в отличие, скажем от парикмахера, когда каждая стрижка - это новый труд. Именно это позволяет, казалось бы, говорить об "омертвленном" и "живом" труде. Однако, огромное количество вполне материальных вещей, например продукты питания также невозможно использовать многократно. Грубо говоря, один пирог дважды не съешь.

... Вот и приходится каждый раз выкручиваться и придумывать разные способы, чтобы очевидно "рабочие специальности" - водителя, машиниста, пекаря, парикмахера, и т.д. подвести под "производительный труд" и, напротив, интеллектуальный труд низвести то статуса непроизводительного.

Так, например, транспорт, связь и торговля целиком включаются в производственную сферу условно, т. к. затруднительно отделить ту часть этих отраслей, в которых создаётся новая стоимость (например, при транспортировке грузов, являющейся частью производственного процесса) от </b>непроизводительной части (например, пассажирских перевозок).</b>

То есть транспорт включается в производительный труд, ПОТОМУ ЧТО ТРУДНО ОТДЕЛИТЬ ТРАНСПОРТНЫЕ УСЛУГИ, ВКЛЮЧЕННЫЕ В ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС ОТ НЕПРОИЗОДСТВЕННЫХ УСЛУГ, НАПРИМЕР ПЕРЕВОЗКИ ПАССАЖИРОВ. Дейстительно, попробуйте определить: доставка рабочих из дома на завод - это какой труд, - производительный или непроизводительный?

Все это напоминает Потолемеевскую теорию солнечной системы или упоминавшийся уже флогистон: в каждом конкретном случае приходится подтягивать, подвинчивать, доопределять, вводить новые категории, чтобы не впасть в неизбежный и очевидный абсурд.

Гораздо правильнее использовать ДВА ОЧЕВИДНЫХ ПРИНЦИПА:

1. Поскольку человек не создает материи, а только модифицирует ее, всякий труд есть услуга. Соответственно нет принципиальной разницы между немедленным и отсроченным потреблением услуги, что полностью снимает кажущееся противоречие между "материальным" и не-материальным трудом. Тем более, что Смит игнорирует, что человек сам является материальным объектом и его модификация ничем не отличается от модификации железной болванки, кроме метода обработки.

2. Любой труд создает добавленную стоимость, которая может быть оценена путем сравнения данного труда (не обязательно выходящего на рынок) с оценкой продукта труду рынком, как разница между оцененной на рынке продуктов и услуг общественной полезностью труда и оцененной на рынке рабочей силы ее АВАНСОВОЙ стоимостью.

Это ни в коем случае не обесценивает историческое значение Смита (а также Рикардо и Маркса, перенявших эту концепцию), но исключает "лишнюю сущность".

Аминь

Tags: Марксизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 115 comments