Михаил Кобзарёв (itsitizen) wrote,
Михаил Кобзарёв
itsitizen

Category:

Инвектива против Православия

Вчера указал ссылку на эту статью. Перечитав ее еще раз, подумал, что перепостить ее у себя будет более, чем уместным. С удовольствием и делаю.

--------------------------------------------------------------------------------------

Оригинал взят у k_makarov в Инвектива против Православия

У меня уже был пост, в котором я объяснял свое неприятие ЛЮБОЙ религии.

Здесь хотелось бы описать мои личные претензии к христианству, а в особенности, к православию. Это мое личное отношение, и я никому его не навязываю, но считаю своим долгом не скрывать, а пропагандировать (вдруг, кто задумается))). Поскольку, это мое личное отношение, в его формировании принимали факторы как «объективные», так и «субъективные» (личностно-эмоциональные).

Начну с последних.

Первое мое знакомство с православием (и христианством) состоялось в возрасте 4-х лет, когда я впервые оказался в церкви. До сих пор помню полумрак, огоньки свечек. Все это было бы, возможно, и забавным, и красивым, если бы не духота и раздражающий запах ладана. Мне мучительно не хватало воздуха, и скоро захотелось наружу. Но настоящим шоком для меня – 4-хлетнего ребенка, было распятие. Когда я увидел изображение изможденного полуголого человека на кресте, у которого из рук и ног торчали гвозди, и текла кровь, у меня это вызвало испуг и отвращение. А когда к нему подошла какая-то бабка, и стала целовать – мне стало плохо, и чуть не вырвало. Помню, потом долго допытывался у родителей, что все это значит? Зачем взрослые рисуют такие страшные и неаппетитные картинки, да еще любуются на них и поклоняются им? И еще тогда зародилось самое сильное недоумение: если бог существует, и любит людей, неужели он не смог найти не столь садо-мазохистский способ спасения (опять-таки, от чего?).

И в дальнейшем, при постепенном знакомстве с христианской мифологией, у меня всегда вызывал сильное неприятие ее садо-мазохизм, проповедь покорности, наслаждение мучениями. При этом, я с детства зачитывался мифами Древней Греции, деяниями ее богов, подвигами ее героев. Передо мной вставал красивый, жизнеутверждающий мир (кстати, замечу, не идеальный). Изображения древнегреческих богов и героев вызывали желание быть на них похожим. А от христианских легенд веяло убогостью, унижением, и какой-то нечистоплотностью…

При этом, мне до сих пор сильно не нравится, что в христианстве практически нет героев – есть мученики (причем, нерезультативные). А также, то, что все деяния этих мучеников ориентированы на себя, спасение своей души (опять-таки, отчего?). В древнегреческих мифах, подвиги героев все-таки имеют какую-то ценность для окружающих. Если брать «крайний» случай, и сравнивать с моей любимой Античностью, то симпатию и уважение у меня вызывает Прометей, а не Христос.

Как любой народ, русские (к которым я имею счастье принадлежать) обладают как позитивными, так и негативными чертами. Во избежании недоразумений, сразу оговорюсь, что высказывание: «этот народ – глуп» вовсе не означает, что каждый его представитель обязательно дурак! В любом народе есть носители всех возможных свойств, от самых низких, до самых высоких. Это интегральная характеристика, описывающая как народ ведет себя «в среднем», «как целое». Замалчивать и отрицать те, черты национального характера, которые я оцениваю, как негативные, было бы глупо и непорядочно. Они, в большинстве своем, общеизвестны: фатализм, покорность любым властям (вплоть до холуйства), низкая ценность личности, неинициативность, низкий уровень национальной солидарности, отвратительное отношение к талантливым, выдающимся соплеменникам, зависть… Эти черты отмечали лучшие представители нашего народа: Радищев, Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Вяземский, Чаадаев, Гончаров, Некрасов, Чехов, Салтыков-Щедрин, Островский, Чернышевский, Леонтьев, Зиновьев (можно продолжить список на несколько страниц). На мой взгляд, укоренению этих негативных черт в национальном характере, русский народ во многом обязан многовековому господству Православия. Православие, на мой взгляд, является одной из самых дремучих и упертых разновидностей христианства. И на протяжении всего своего существования наиболее последовательно и грубо подавляла всяческие попытки мыслить. Причем настолько, что до Петра в России вообще не было понятия «наука». Если сравнить с Католицизмом, то там, даже в самые «дремучие» времена существовала «отдушина» для интеллектуальной деятельности: религиозные диспуты. Содержание некоторых из них сейчас незаслуженно вызывает смех: «Сколько ангелов уместятся на острие иглы?» Но даже в этой схоластике содержалось рациональное зерно: отрабатывались логические приемы, совершенствовался аппарат силлогистики, вырабатывалась культура ведения дискуссии, чужое мнение не игнорировалось априори. Как результат, появлялись первые ростки свободомыслия (можно вспомнить Абеляра, Рабле), которые потом привели к Реформации, а позднее, уже к новому открытию Атеизма.

В Православии ничего подобного не наблюдалось. Интеллектуальное подавление было тотальным. Как иллюстрацию можно вспомнить визит на Русь иезуита Николаи Поссевино, который оставил интересные воспоминания. Его целью было склонить Ивана Грозного к Католицизму. Известно его письмо к Ивану Грозному, с аргументами в пользу такого решения. И известен ответ Ивана Грозного, который не содержит ничего, кроме ругательств. Поссевино, также вызвал московских попов на религиозный диспут, после которого оставил в дневнике запись, что с русскими попами затевать диспуты нельзя, поскольку, когда им не хватает аргументов – они хватаются за палки!

Как бы ни оценивать мотивы иезуита, и пользу государству от предлагаемого им, ответ Ивана Грозного и поведение православной верхушки явно демонстрирует интеллектуальную деградацию Православного мышления.

В качестве положительного отличия православной секты от католической часто приводят наличие в Католицизме инквизиции и множество процессов о ведьмах и колдовстве. При этом, можно подумать, что на Руси ведьм и колдунов не преследовали! Конечно, такой репрессивной машины, как Инквизиция у нас не было, но этот факт имеет и обратную сторону. Как бы предвзято ни осуществлялась деятельность церковных трибуналов, какими бы надуманными ни были обвинения и доказательства, но заслуживает внимания сам факт того, что для «наказания» человека требовалось юридическое оформление. И, хотя бы в принципе, декларировалась возможность защиты (пусть только на словах). У нас и этого не было. Расправа осуществлялась толпой, при поддержке церкви. Само внедрение юридической процедуры в Католицизме (а потом и в протестантстве) дало возможность бороться с охотой на ведьм. Опираясь на юридические нормы (установленные той же инквизицией) вел свою благородную деятельность Штейн. И в конце концов, к 19 веку в Европе костры для ведьм погасли. (последняя ведьма в Англии была сожжена в 1725 году, в Швейцарии – в 1782, а в Мексике – в 1860). В России же, «под крылышком» Православия, расправы и самосуды продолжались вплоть до Революции.

Также, хочу помянуть о пагубном (на мой взгляд) влиянии Православия на искусство. Опять, подчеркну, это моя субъективная оценка, но полагаю, что некоторое моральное право я на нее имею.

Начнем с живописи. Пусть искусствоведы закидают меня камнями, но у меня сложилось впечатление, что Православие на протяжении всей истории поддерживало и консервировало устоявшиеся примитивные формы. Сколько я ни видел православных икон и фресок, не могу отделаться от впечатления, что они все сделаны по трафарету. Все неживые. Застывшие изломанные неестественные формы и позы, обратная перспектива, лица без выражения, без эмоций. Кроме того, меня сильно раздражает, что все фигуры сгорбленные, кроме Христа (и то – сидит как истукан). Как убого и серо все это смотрится рядом с Сикстинской капеллой! Конечно, и в Католицизме были запреты и ограничения (например, на изображение обнаженной натуры), но живопись, даже на религиозную тему развивалась, способствовала воспитанию чувства прекрасного, обогащала людей эмоциями и мыслями. Там попы понимали, что религиозная идея нуждается в красоте, и шли на уступки растущему интеллекту и эстетическим потребностям человечества. Православие же делало все, чтобы законсервировать прогресс в живописи. Достаточно вспомнить скандал вокруг знаменитой картины Поленова «Христос и грешница». Вариант, где Христос изображен в еврейской шапочке так и остался в карандаше, и до советского времени не выставлялся.

Примерно то же самое можно сказать о музыке. Лично я готов очень многое «простить» католицизму за такое изобретение, как орган! (практически необходимый элемент католического собора). Музыкальная культура в Европе успешно развивалась и в рамках церкви. Огромное количество музыкальных шедевров было создано на религиозные темы, и, практически, все великие композиторы «отметились» здесь. В православии ничего подобного не наблюдается. В музыкальном развитии Православие остановилось на колокольном звоне – крайне бедное по возможностям искусство (в общем-то, недалеко ушедшее от шаманских бубнов). Богослужение же сопровождается исключительно голосом. Причем, если сравнивать религиозные песнопения в Католицизме и Православии, то сравнение будет не в пользу последнего. Если в католических богослужениях идет нормальное пение, с членораздельным текстом (пусть на латыни), с мелодией, то в православном – постоянное чередование речитатива скороговоркой, с растяжкой гласных на конце. Причем, все это повторяется с удручающей монотонностью, и совершенно без связи с содержанием текста (кстати, довольно примитивного). Я много раз пытался вникнуть в содержание и смысл текстов, и каждый раз это требовало мучительных усилий, и вызывало разочарование. В совокупности с темнотой, духотой, одуряющей вонью ладана, создается впечатление, что все подчинено единой цели – топить остатки разума в ритмическом шуме, и ввергать толпу в транс (как у папуасов). И результаты я многократно наблюдал. Как пример, вспоминаю печальный случай. У меня погиб друг юности в авиакатастрофе. Родные приняли решение отпевать его в церкви. Я пришел туда попрощаться. Это действо оставило самые отвратительные впечатления. Заунывное бормотание бессмысленных формул, перемежаемое завываниями попа и хора, сильно раздражало, мешало настроиться, прочувствовать (смерть, все-таки, очень серьезное событие, и, на мой взгляд, относиться к нему надо с уважением и достоинством). А тут было ощущение участия в каком-то непотребном шаманстве! У собравшихся родственников (в большинстве – пожилых) нарастало состояние, близкое к истерии. Мое внимание привлекла одна бабка, стоящая рядом. Она просто сучила ножками от нетерпения! И дождавшись подходящей паузы, старательно заголосила как кликуша: «О-о-о-ой! На кого ж ты нас поки-и-и-и-нул!...». Причем, начала как ярмарочный зазывала, явно любуясь собой, и «работая на публику», а потом, взвинчивая себя и окружающих своми завываниями все больше и больше, дошла практически до истерики! Я не выдержал и вышел. Причем, не выдержал не только я. Общее впечатление, что это действо было ориентировано на то, чтобы используя людское горе, окончательно морально сломать близких, превратив их в покорное экзальтированное стадо!

На последок несколько слов об архитектуре. Еще раз оговорюсь, что это личное и эмоциональное впечатление, и на большее не претендую. Идеалом Храма для меня являются древнегреческие, построенные по образцу дельфийского – просторные, светлые, легкие, пропорционально-гармоничные. Открытые воздуху и солнцу. Такие сооружения у меня вызывают душевный подъем (кстати, обращаясь к Богам, древние греки на колени не становились!). Подобные ощущения у меня вызывает готическая архитектура, своей устремленностью вверх, легкостью, наполненностью светом. В таком помещении, действительно, дух воспаряет ввысь. Православные же храмы у меня вызывают ощущение тяжеловесности, приплюснутости. К тому же, все они мне кажутся очень однообразными – как тумбочки. Хотя, иногда встречаются красиво расположенные, которые смотрятся неплохо. Внутреннее убранство на меня производит впечатление захламленного чулана – обилием аляповатых украшений, духотой, темнотой… Исключение для меня, пожалуй, составляют деревянные храмы и часовенки, встречающиеся у нас на севере.

В заключение, хочу подчеркнуть, что часто встречающееся сравнение с Католичеством, вовсе не означает, что я приверженец католической разновидности христианства.  Просто в перечисленных примерах оно вызывает у меня меньшее омерзение, чем Православие. А причиной появления этого поста послужила активизация агрессивных устремлений Православия, претензий на осуществление в нашем обществе идеологических функций.

Tags: Мнение, Осторожно - религия!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments