?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: авиация

[sticky post] Декалог читателю...

Уважаемые друзья, постоянные читатели моего бложика, читатели "по случаю", забежавшие сюда случайно!


  1. Приношу свои извинения всем, кому я не нашел время (не смогу впредь) ответить персонально на комментарии. Причина одна единственная - не хватает времени. Но все комментарии я изо всех сил стараюсь читать.

  2. Правила общения в бложике - их, как таковых, нет. Пишите, что считаете нужным. Капчи нет, премодерациии нет.  Картинки, ссылки на ресурсы для обоснования своих суждений - в неограниченных количествах. Просьба есть: не хамите всем подряд и не по делу. Сарказм, ирония, стеб, гипербола, аллегории, метафоры, обсценная лексика (но красивая и к месту для убедительности!) приветствуется, при условии, что вам 18+.

  3. Рекомендую: прежде, чем выбрать стиль общения с незнакомым человеком, уточнить, все же его возраст. Увлекательная беседа со всеми приемами литературного многообразия форм, все же не должна наносить моральный ущерб человеку. Помните об этом. Самая хорошая ирония - это самоирония.

  4. Кого баню и за что. Не баню никого даже за взгляды, выражающие субъективные отношения к предмету, противоречащие моим - единственно верным (;). Но баню, когда вижу, что: а) таки троль, сцуко; б) повторяет одни и те же нелепости, которые ранее убедительно опровергнуты, в качестве все тех же "убедительных" аргументов, ибо кретинов, дебилов, идиотов, шизофреников я в собеседники не приглашаю.

  5. В качестве убедительных доводов принимаются проверенные факты, со ссылками на заслуживающие внимания первоисточники, а также построенные на их основании аргументы в строго соответствии с законами формальной и/или диалектической логики. Но из этого вовсе не следует, что все остальные "могут заткнуться". Но всякое принципиальное суждение должно быть обоснованным.

  6. Посты пишу о том, что меня волнует, не оставляет равнодушным. И для общественного обсуждения. Темы разные: веселые, грустные, правдивые и даже безобразные. Оставляю за собой право, как и за каждым из комментаторов - право на ошибку.

  7. Мировоззрение: убежденный атеист, материалист, марксист, сторонник исключительно научной картины мира и построения коммунизма во всей Вселенной, т.к., убежден в том, что коммунизм - единственная справедливая общественно-экономическая формация - формация человечества будущего. Воинствующий антиклерикал, а потому внимание на п.8.

  8. Вниманию верующих! Посты могут содержать религиозные терминологию и сюжеты, которые могут оскорбить чувства верующих. Но такой цели этими постами не преследуется. А потому заранее прошу глубоко верующих людей, тонко чувствующих натур, ощущающих неприятный зуд в любой части вашего тела уже от этих слов - закрыть этот ЖЖ немедленно и далее не читать!

  9. В этот же пост вынесу список литературы, которую я считаю необходимым предложить к прочтению моим читателям. Этот список, возможно, будет изменяться, дополняться, структурироваться.

  10. Топовым моим постом до этого был "Софизмы. Или как одурачить наивных обывателей". Он по ссылке, кого интересует. Там разбор некоторых гуляющих по сети софизмов под прицелом формальной логики.



Ссылки на литературу:

  1. Диамат. Митин. 1934г. В формате PDF.

  2. Истмат. Митин. 1932 г. В формате DjVu.

  3. Политическая экономия. К. В. Островитянов Д. Т. Шепилов Л. А. Леонтьев И. Д. Лаптев И. И. Кузьминов Л. М. Гатовский. 1954г. В формате FB2.

  4. Политическая экономия. К. В. Островитянов Д. Т. Шепилов Л. А. Леонтьев И. Д. Лаптев И. И. Кузьминов Л. М. Гатовский. 1954г. В формате PDF.

  5. Логика. Виноградов. 1954г. В формате PDF.

  6. Психология. Б.М. Теплов. 1954г. В формате PDF.

  7. «ПРАКТИКА - основа познания и критерий истины». М.Н. Руткевич, 1952 г.В формате PDF.

  8. “Что такое теория относительности”, Л.Д. Ландау, Ю.Б. Румер. В форматах EPUB и FB2.

Войдя в кабинет, я увидел там командующего ВВС генерала П. Ф.
Жигарева, что-то горячо доказывавшего Сталину. Вслушавшись в разговор, я
понял, что речь идет о большом количестве самолетов, стоящих на
заводских аэродромах. Эти самолеты якобы были предъявлены военной
приемке, но не приняты, как тогда говорили, «по бою», то есть были
небоеспособны, имели различные технические дефекты.

Генерал закончил свою речь словами:

— А Шахурин (нарком авиапромышленности. — А. Г. ) вам врет, товарищ Сталин.

— Ну что же, вызовем Шахурина, — сказал Сталин. Он нажал кнопку —
вошел Поскребышев. — Попросите приехать Шахурина, — распорядился
Сталин.

Подойдя ко мне, Сталин спросил, точно ли я знаю, что на заводах
нет предъявленных, но непринятых самолетов для АДД. Я доложил, что
главный инженер АДД заверил меня: таких самолетов нет.

— Может быть, — добавил я, — у него данные не сегодняшнего дня,
но мы тщательно следим за выпуском каждого самолета, у нас, как
известно, идут новые формирования. Может быть, один или два самолета
где-нибудь и стоят.

— Здесь идет речь не о таком количестве, — сказал Сталин. Через
несколько минут явился А. И. Шахурин, поздоровался и остановился,
вопросительно глядя на Сталина.

— Вот тут нас уверяют, — сказал Сталин, — что те семьсот
самолетов, о которых вы мне говорили, стоят на аэродромах заводов не
потому, что нет летчиков, а потому, что они не готовы по бою, поэтому не
принимаются военными представителями, и что летчики в ожидании матчасти
живут там месяцами.

— Это неправда, товарищ Сталин, — ответил Шахурин.

— Вот видите, как получается: Шахурин говорит, что есть самолеты,
но нет летчиков, а Жигарев говорит, что есть летчики, но нет самолетов.
Понимаете ли вы оба, что семьсот самолетов — это не семь самолетов? Вы
же знаете, что фронт нуждается в них, а тут целая армия. Что же мы будем
делать, кому из вас верить? — спросил Сталин.

Воцарилось молчание. Я с любопытством и изумлением следил за
происходящим разговором: неужели это правда, что целых семьсот самолетов
стоят на аэродромах заводов, пусть даже не готовых по бою или из-за
отсутствия летчиков? О таком количестве самолетов, находящихся на
аэродромах заводов, мне слышать не приходилось. Я смотрел то на
Шахурина, то на Жигарева. Кто же из них прав? [169]

Невольно вспомнилась осень 1941 года, когда Жигарев обещал
Сталину выделить полк истребителей для прикрытия выгружавшейся на одном
из фронтов стрелковой дивизии, а оказалось, что истребителей у него нет.
Как Павел Федорович тогда вышел из весьма, я бы сказал, щекотливого
положения? Не подвел ли его и сейчас кто-нибудь с этими самолетами?
Алексея Ивановича Шахурина я уже знал как человека, который не мог
делать тех или иных заявлений, а тем более таких, о которых сейчас идет
речь, предварительно не проверив, да еще не один раз, точность
докладываемых в Ставку данных.

И тут раздался уверенный голос Жигарева:

— Я ответственно, товарищ Сталин, докладываю, что находящиеся на заводах самолеты по бою не готовы.

— А вы что скажете? — обратился Сталин к Шахурину.

— Ведь это же, товарищ Сталин, легко проверить, — ответил тот. — У
вас здесь прямые провода. Дайте задание, чтобы лично вам каждый
директор завода доложил о количестве готовых по бою самолетов. Мы эти
цифры сложим и получим общее число.

— Пожалуй, правильно. Так и сделаем, — согласился Сталин. В диалог вмешался Жигарев:

— Нужно обязательно, чтобы телеграммы вместе с директорами заводов подписывали и военпреды.

— Это тоже правильно, — сказал Сталин.

Он вызвал Поскребышева и дал ему соответствующие указания.
Жигарев попросил Сталина вызвать генерала Н. П. Селезнева, который ведал
заказами на заводах. Вскоре Селезнев прибыл, и ему было дано задание
подсчитать, какое количество самолетов находится на аэродромах заводов.
Николай Павлович сел за стол и занялся подсчетами.

Надо сказать, что организация связи у Сталина была отличная.
Прошло совсем немного времени, и на стол были положены телеграммы с
заводов за подписью директоров и военпредов. Закончил подсчет и генерал
Селезнев, не знавший о разговорах, которые велись до него.

— Сколько самолетов на заводах? — обратился Сталин к Поскребышеву.

— Семьсот один, — ответил он.

— А у вас? — спросил Сталин, обращаясь к Селезневу.

— У меня получилось семьсот два, — ответил Селезнев.

— Почему их не перегоняют? — опять, обращаясь к Селезневу, спросил Сталин.

— Потому что нет экипажей, — ответил Селезнев.

Ответ, а главное, его интонация не вызывали никакого сомнения в
том, что отсутствие экипажей на заводах — вопрос давно известный.

Я не писатель, впрочем, мне кажется, что и писатель, даже весьма
талантливый, не смог бы передать то впечатление, которое произвел ответ
генерала Селезнева, все те эмоции, которые отразились на лицах
присутствовавших, Я не могу подобрать сравнения, ибо даже знаменитая
сцена гоголевский комедии после реплики: «К нам едет ревизор» —
несравнима с тем, что я видел тогда в кабинете Сталина. Несравнима она
прежде всего потому, что здесь была живая, но печальная
действительность. Все присутствующие, в том числе и Сталин, замерли и
стояли неподвижно, и лишь один Селезнев спокойно смотрел на всех нас, не
понимая, в чем дело... Длилось это довольно долго.

Никто, даже Шахурин, оказавшийся правым, не посмел продолжить
разговор. Он был, как говорится, готов к бою, но и сам, видимо, был
удивлен простотой и правдивостью ответа.

Случай явно был беспрецедентным. Что-то сейчас будет?! Я взглянул
на Сталина. Он был бледен и смотрел широко открытыми глазами на
Жигарева, видимо, с трудом осмысливая происшедшее. Чувствовалось, его
ошеломило не то, почему такое огромное число самолетов находится до сих
пор еще не на фронте, что ему было известно, неустановлены были лишь
причины, а та убежденность и уверенность, с которой генерал говорил
неправду.

Наконец, лицо Сталина порозовело, было видно, что он взял себя в
руки. Обратившись к А. И. Шахурину и Н. П. Селезневу, он поблагодарил их
и распрощался. Я хотел последовать их примеру, но Сталин жестом
остановил меня. Он медленно подошел к генералу. Рука его стала
подниматься. «Неужели ударит?» — мелькнула у меня мысль.

— Подлец! — с выражением глубочайшего презрения сказал Сталин и опустил руку. — Вон!

Быстрота, с которой удалился Павел Федорович, видимо, соответствовала его состоянию. Мы остались вдвоем.

Сталин долго в молчании ходил по кабинету. Глядя на него, думал и
я. Какую волю, самообладание надо иметь, как умел держать себя в руках
этот изумительный человек, которого с каждым днем узнавал я все больше и
больше.

Зачем он позвал меня и заставил присутствовать при только что
происшедшем? Давал мне предметный урок? Может быть! Такие вещи остаются в
памяти на всю жизнь. Как он поступит сейчас с генералом?

— Вот повоюй и поработай с таким человеком. Не знает даже, что
творится в его же епархии! — наконец заговорил Сталин, прервав ход моих
мыслей.
--------------------------------------------------------

Голованов, Александр Евгеньевич
Дальняя бомбардировочная...
http://militera.lib.ru/memo/russian/golovanov_ae/13.html
-------------------------


Историческая справка.

Алекса́ндр Евге́ньевич Голова́нов (7 августа 1904, Нижний Новгород mdash; 22 сентября 1975, Москва) — советский военачальник, Главный маршал авиации (19 августа 1944).

Profile

Джордж Карлин
itsitizen
Михаил Кобзарёв

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars