Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Джордж Карлин

Декалог читателю...

Уважаемые друзья, постоянные читатели моего бложика, читатели "по случаю", забежавшие сюда случайно!


  1. Приношу свои извинения всем, кому я не нашел время (не смогу впредь) ответить персонально на комментарии. Причина одна единственная - не хватает времени. Но все комментарии я изо всех сил стараюсь читать.

  2. Правила общения в бложике - их, как таковых, нет. Пишите, что считаете нужным. Капчи нет, премодерациии нет.  Картинки, ссылки на ресурсы для обоснования своих суждений - в неограниченных количествах. Просьба есть: не хамите всем подряд и не по делу. Сарказм, ирония, стеб, гипербола, аллегории, метафоры, обсценная лексика (но красивая и к месту для убедительности!) приветствуется, при условии, что вам 18+.

  3. Рекомендую: прежде, чем выбрать стиль общения с незнакомым человеком, уточнить, все же его возраст. Увлекательная беседа со всеми приемами литературного многообразия форм, все же не должна наносить моральный ущерб человеку. Помните об этом. Самая хорошая ирония - это самоирония.

  4. Кого баню и за что. Не баню никого даже за взгляды, выражающие субъективные отношения к предмету, противоречащие моим - единственно верным (;). Но баню, когда вижу, что: а) таки троль, сцуко; б) повторяет одни и те же нелепости, которые ранее убедительно опровергнуты, в качестве все тех же "убедительных" аргументов, ибо кретинов, дебилов, идиотов, шизофреников я в собеседники не приглашаю.

  5. В качестве убедительных доводов принимаются проверенные факты, со ссылками на заслуживающие внимания первоисточники, а также построенные на их основании аргументы в строго соответствии с законами формальной и/или диалектической логики. Но из этого вовсе не следует, что все остальные "могут заткнуться". Но всякое принципиальное суждение должно быть обоснованным.

  6. Посты пишу о том, что меня волнует, не оставляет равнодушным. И для общественного обсуждения. Темы разные: веселые, грустные, правдивые и даже безобразные. Оставляю за собой право, как и за каждым из комментаторов - право на ошибку.

  7. Мировоззрение: убежденный атеист, материалист, марксист, сторонник исключительно научной картины мира и построения коммунизма во всей Вселенной, т.к., убежден в том, что коммунизм - единственная справедливая общественно-экономическая формация - формация человечества будущего. Воинствующий антиклерикал, а потому внимание на п.8.

  8. Вниманию верующих! Посты могут содержать религиозные терминологию и сюжеты, которые могут оскорбить чувства верующих. Но такой цели этими постами не преследуется. А потому заранее прошу глубоко верующих людей, тонко чувствующих натур, ощущающих неприятный зуд в любой части вашего тела уже от этих слов - закрыть этот ЖЖ немедленно и далее не читать!

  9. В этот же пост вынесу список литературы, которую я считаю необходимым предложить к прочтению моим читателям. Этот список, возможно, будет изменяться, дополняться, структурироваться.

  10. Топовым моим постом до этого был "Софизмы. Или как одурачить наивных обывателей". Он по ссылке, кого интересует. Там разбор некоторых гуляющих по сети софизмов под прицелом формальной логики.



Ссылки на литературу:

  1. Диамат. Митин. 1934г. В формате PDF.

  2. Истмат. Митин. 1932 г. В формате DjVu.

  3. Политическая экономия. К. В. Островитянов Д. Т. Шепилов Л. А. Леонтьев И. Д. Лаптев И. И. Кузьминов Л. М. Гатовский. 1954г. В формате FB2.

  4. Политическая экономия. К. В. Островитянов Д. Т. Шепилов Л. А. Леонтьев И. Д. Лаптев И. И. Кузьминов Л. М. Гатовский. 1954г. В формате PDF.

  5. Логика. Виноградов. 1954г. В формате PDF.

  6. Психология. Б.М. Теплов. 1954г. В формате PDF.

  7. «ПРАКТИКА - основа познания и критерий истины». М.Н. Руткевич, 1952 г.В формате PDF.

  8. “Что такое теория относительности”, Л.Д. Ландау, Ю.Б. Румер. В форматах EPUB и FB2.

Джордж Карлин

Одно не могу понять, как он согласился...

... сыграть роль в фильме "Холодное лето 53-го"...



Я помню свой первый бой, в котором из нас, сорока двух человек, осталось в живых четырнадцать. Я ясно вижу, как падал, убитый наповал, мой друг Алик Рафаевич. Он учился во ВГИКе, хотел стать кинооператором, но не стал…

Мы бежали недалеко друг от друга и перекликались — проверяли, живы ли. И вдруг:

— То-о-о-ли-ик!

Обернулся. Алик падает…
Рядом кто-то кричал:

— Чего уставился? Беги со всеми, а то и самому достанется, если на месте-то…

Я бежал, не помня себя, а в голове стучало: нет Алика, нет Алика… Помню эту первую потерю как сейчас…

Из оставшихся в живых сформировали новый полк — и в те же места. Грохот такой стоял, что порой сам себя не слышал.

А однажды утром была абсолютная тишина, и в ней неожиданно:
— Ку-ка-ре-ку-у!..

Петух какой-то по старой привычке начинал день. Было удивительно, как только он выжил в этом огне. Значит, жизнь продолжается…
А потом тишину разорвал рев танков. И снова бой.
И снова нас с кем-то соединили, и снова — огненная коловерть… Командиром нашего взвода назначили совсем молоденького, только что из военшколы, лейтенанта. Еще вчера он отдавал команды высоким, от юношеского смущения срывающимся голосом, а сегодня… я увидел его лежащим с запрокинутой головой и остановившимся взглядом.

Я видел, как люди возвращались из боя совершенно неузнаваемыми. Видел, как седели за одну ночь. Раньше я думал, что это просто литературный прием, оказалось — нет. Это прием войны…

Но там же я видел и познал другое. Огромную силу духа, предельную самоотверженность, великую солдатскую дружбу. Человек испытывался по самому большому счету, шел жесточайший отбор, и для фронтовика немыслимо было не поделиться с товарищем последним куском, последним куревом. Может быть, это мелочи, но как передать то святое чувство братства — не знаю, ведь я актер, а не писатель, мне легче показать, чем сказать.

Говорят, человек ко всему привыкает. Я не уверен в этом. Привыкнуть к ежедневным потерям я так и не смог. И время не смягчает все это в памяти…

…Мы все очень надеялись на тот бой. Верили, что сможем выполнить приказ командования: продвинуться в харьковском направлении на пять километров и закрепиться на занятых рубежах.
Мороз стоял лютый. Перед атакой зашли в блиндаж погреться.
Вдруг — взрыв! И дальше — ничего не помню…
Очнулся в госпитале. Три ранения, контузия. Уже в госпитале узнал, что все, кто был рядом, убиты. Мы были засыпаны землей. Подоспевшие солдаты нас отрыли.

В госпитале меня оперировали, вытащили осколок, а потом отправили санпоездом в другой госпиталь, находящийся в дагестанском городе Буйнакске.

Я из своего фронтового опыта помню госпиталь под Махачкалой, заставленные кроватями длинные коридоры. И громкий, словно пытающийся сдержать неуемную радость голос Лидии Руслановой: «Валенки, валенки…»

Пластинку ставят несколько раз. Мы знаем: это по просьбе бойца, который сейчас на операции. Ему надо было срочно ампутировать ногу, а в госпитале не осталось анестезирующих средств. Он согласился на операцию без наркоза, только попросил: поставьте «Валенки»…

Когда меня спрашивают, что мне больше всего запомнилось на войне, я неизменно отвечаю: «Люди». Есть страшная статистика: из каждой сотни ребят моего поколения, ушедших на фронт, домой возвратились лишь трое… Я так ясно помню тех, кто не вернулся, и для меня слова «за того парня» звучат уж никак не отвлеченно…

После ранения на фронт я вернуться уже не смог. Меня комиссовали подчистую, никакие мои просьбы и протесты не помогли — комиссия признала меня негодным к воинской службе. И я решил поступать в театральный институт. В этом был своего рода вызов врагу: инвалид, пригодный разве что для работы вахтера (я действительно побывал на такой работе), будет артистом. И здесь война вновь страшно напомнила о себе — требовались парни, а их не было… Так что те слезы в фильме «Белорусский вокзал», в квартирке бывшей медсестры, вовсе не кинематографические.

Лично я не стал бы называть войну школой. Пусть лучше человек учится в других учебных заведениях. Но все же там мы научились ценить Жизнь — не только свою, а ту что с большой буквы. Все остальное уже не так важно…


©️ Анатолий Дмитриевич Папанов
Джордж Карлин

ДНРовская походная...

"Мой миленок - ополченец
Православный зигомет
Говорит что в ДЭнЭэре
Дело Ленина живет

Мы на флага освященье
Пригласим святых отцов
Мы за птицей двухголовой
Видим Ленина лицо

Мы за дело коммунизма
В ДНР стоим горой
С нами Ленин, с нами Сталин
С нами Николай Второй

Красный флаг с имперкой вместе
Разрушители оков
Всех буржуев мы повесим
Рядом - геев и хохлов".


Автор мне неизвестен. Но подмечено верно.
Джордж Карлин

Ласковый оскал капитализма

Просто две истории разных семей.


ОН:
Родился в семье военного, который служил на Украине, а затем, когда началось разделение СССР на куски, приехал в Москву и "неплохо поднялся". Затем "чуть чуть не повезло" и остался без работы, но к этому времени сумел купить жилье родителям и себе, а супруга поиметь какую-то торговую точку на рынке. С того и живут.


Сын в семье был один. Женился на милой умной девушке, которая имела экономическое образование и устроилась в строительную компанию бухгалтером "за приличные деньги". Сам работал в крупных компаниях в ИТ департаментах тоже с "приличной зарплатой".


Человек он добрый, честный, не жадный покладистый индивидуалист, с либертарианским жизненным кредо - каждый сам за себя.


С детьми не торопились. В кредит взяли однушку в спальном районе Москвы в "хрущевке".


Заработанных денег хватало, чтобы исколесить почти всю Европу и Северную Африку.
Ребенок появился, когда Он достиг возраста Христа, когда тот уже успел "взойти на Голгофу". Милая маленькая девчушка с модным нынче русским именем, которой я, по случаю ее день рождения, даже написал стихи, чтобы отцу и маме было приятно, что их радость разделяют и другие.


Порою мы с Ним заводили разговоры на тему политического устройства.
Я, совок, с коммуняцким ортодоксальным мировоззрением, и он - человек новых прогрессивных либеральных взглядов.


Collapse )
Джордж Карлин

Пэрэмога путинского капитализма - III

Джордж Карлин

Памяти ЧЕЛОВЕКА!

Владимир Захаров
ИДИ, ФИДЕЛЬ

Еще одна закончилась неделя,
Зачёркнута, защелкнута, забудь.
Не стало Кастро старшего – Фиделя,
Теперь другой он начинает путь.

Иди , Фидель, пока бинтует раны,
Ткань времени с усердием врача.
Иди туда, где встретят партизаны,
Товарищ Че и пенье «Белла чао».



Джордж Карлин

Много у нас диковин, каждый чудак Бетховен (с)

Выложил в фб ссылку на пост Татьяны, где она замечательно показала происхождение "легендарной" поговорки. И тут прилетел "философ".
Показательный тип, таких масса, а потому привожу диалог.
Замечу, год рождения пациента - 1970.









Собственно, аргументы пациента на этом кончились.
ПРАКТИКА как единственно верный критерий истины "испугала".


Считайте этот пост реекламой изучения естественных наук и диамата.